Почему христиане празднуют воскресенье, а не субботу

Еп. Иннокентий (Усов)
Почему христиане празднуют воскресенье, а не субботу
(Ответ адвентистам седьмого дня)

Предисловие

Только та вера, или церковь истинна и спасительна, которую основал сам Христос, и апостолы — и, которая непрерываясь идет до последнего времени. Все же остальные веры, исповедания, церкви, секты, или религиозные общества, суть не что иное, как заблуждения или человеческие измышления, хотя бы они основывались на Священном Писании, и какими бы они ни казались хорошими и какую бы прекрасную жизнь ни вели их члены, или последователи.
К числу таких человеческих измышлений принадлежит и секта адвентистов. Эту секту породил, или привел из небытия в бытие некий Миллер в 1844 г. в Америке. Значит ей, в настоящее время (1930 г.) нет еще и девяноста лет от роду. Хороший ли, плохой человек был Миллер, во всяком случае изобретенная им вера адвентистов, есть не Божие установление, а просто — человеческая выдумка. Уже из одного этого можно видеть, что адвентизм — вера не истинная и спасительная, а ложная и душепагубная. Но есть еще и другие причины, заставляющие признавать его таковым. Адвентисты содержать многое множество различных заблуждений, или ересей, из которых некоторые поражают своей чудовищностью. Кроме заблуждений свойственных всем исповеданиям и сектам протестантского характера, адвентисты содержат еще и особые, им одним присущие ереси. Общее у них с протестантствующими сектами то, что они от прошлого христианства приняли одну только книгу — Библию. Все же остальное, что содержало христианство, или Церковь, от времен апостольских ли было установлено[1] потом, они с ненавистью отбросили; как то: молитвы, песнопения, богослужения, чинопоследования и все молитвенные богослужебные обряды, святые таинства, богопреданное священство, все соборные правила и постановления, почитание святых, молитвы за умерших; отвергли все книги и учения святых отцов и прочее и прочее
Называя все это человеческими измышлениями и уверяя, что они, кроме одной только книги — Библии, ничего не принимают и отвергают, адвентисты, однако, имеют бесчисленное множество книг, книжек, брошюр, листков-сочинений собственного изделия, которые считают обязательными для своих последователей почти наравне с Библией.
По крайней мере, кто не будет следовать их сочинениям (действительно человеческим выдумкам), кто станет понимать Библию не так, как толкуют они, того они не считают членом своей секты. И эти свои толкования, эти свои сочинения, стремятся навязать всему христианству, всему миру, уверяя, что все погибнут, кто не будет им верить и исполнять написанное в них.
Это заблуждение адвентистов присуще всем протестантским сектам и исповеданиям. Заблуждения же, или ереси принадлежащие собственно адвентистам таковы:
I. Подобно безбожникам, они не признают у человека души, а признают одно только тело. Душой же они считают кровь как животных, так и человека, хотя в некоторых местах Библии, на которые они ссылаются, говорится только о животных (что именно у них душа есть кровь), но отнюдь не о людях. О человеке же, о человеческой душе, Христос сказал: «И не бойтесь убивающих тело (т.е. злых людей), души же не могущих убить; а бойтесь более Того (Бога), Кто может и душу и тело погубить в геенне» (Мф., 10:28), давая таким образом ясно понять, что душа есть бессмертна. По-адвентистски-же изречение Спасителя будет гласить так: «но не бойтесь убивающих тело, крови же не могущих убить, а бойтесь более Того, Кто может и кровь и тело погубить в геенне.». Такой нелепости Христос не мог говорить.
Она всецело принадлежит адвентистам, как их неотъемлемая собственность. По учению адвентистов, у человека такая же душа, какая — у волка, вороны, змеи, клопа и прочей бессловесной твари, то есть ее вовсе нет.
Это такое страшное заблуждение, какого не содержали никакие еретики, даже самые язычники от самого создания мира. Содержат его еще только все безбожники, которым адвентисты являются горячими и незаменимыми и притом даровыми помощниками в деле разрушения разложения и уничтожения христианской религии.
II. Не признавая у человека души, считая людей бездушными скотами, адвентисты совершенно непоследовательно признают воскресение мертвых. Воскреснут, по их верованию, только тела людей, как и теперь у людей живет по их мнению, только тело без души. Они признают даже два воскресения мертвых: первое, когда Христос воскресит одних только адвентистов, празднующих субботу [2], и будут они царствовать на земле тысячу лет, наслаждаясь всеми земными благами, в роде того, как будут наслаждаться магометане в своем магометанском раю.
III. Потом, по прошествии тысячи лет, Христос опять придет на землю и воскресит всех остальных людей грешников, не праздновавших субботы, и тут же убьет их, совершенно уничтожит их, чтобы они не мучились.
Адвентисты, значит не признают вечности мук, вопреки сказанному Самим Исусом Христом: «...и пойдут сии грешники в муку вечную, а праведники в жизнь вечную» (Мф., 25:46).
 IV. Адвентисты содержат ересь древних еретиков хилиастов, которые тоже верили в тысячелетнее царство на земле и за это признаны еретиками. Хилиаст — значит тысячелетник. Подобно им, адвентисты основывают свое верование в тысячелетнее царствование на одном только апокалипсисе, ибо ни в какой другой книге Священного Писания ни слова не говорится о тысячелетнем царствовании. Но апокалипсис такая книга, что в ней нельзя все понимать буквально ни о лицах, ни о времени. Если в этой книге все понимать буквально, то придется признать, что Христос имеет вид ягненка, что у Него семь рогов (Апок., 5:6). О тысяче же лет тем более нельзя принимать буквально, ибо в Св. Писании прямо сказано: «У Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день»(2 Петр., 3:8). И замечательно, что это сказано как раз для понимания пророчеств, или обетований Божиих.
V. Самое же резкое отличие адвентистов от всех христианских церквей, исповеданий и сект, это то, что они празднуют не воскресенье, а субботу. Празднование же воскресенья они от всей души ненавидят, называя его печатью антихристовой, образом зверя, т. е. антихриста (Посл. весть № 1), установлением самого диавола и др. злохульными названиями. В книге «Великая борьба» они пишут: «Двумя великими заблуждениями — бессмертием души и святостью воскресного дня, сатана вводит народ в заблуждение» (стр. 257. «Великая борьба»). Таким образом, в деле повреждения разрушения христианства адвентисты являются драгоценными союзниками помощниками известных врагов его, празднующих субботу.
Ко всему этому необходимо иметь в виду, что адвентизм — самая боевая секта в мире. Ее проповедники и книгоноши проникают во все уголки земного шара и совращают в свою веру людей из всех церквей и сект. Ее литература, ее книги и брошюры распространяются миллионами.
И потому, не смотря на свое недавнее происхождение адвентистов уже в 1920 году было более двух миллионов.
В настоящее же время их должно быть миллиона три, если не более. Почему же адвентисты так горячо стараются о совращении людей в свою секту? — Потому, что главари адвентизма материально заинтересованы в увеличении числа их последователей. Дело в том, что каждый адвентист обязан вносить в адвентистскую кассу десятую часть своих доходов, от своего заработка. Теперь подумайте. Если от каждого адвентиста попадет главарям адвентизма только по одному лею или франку в год, и то это будет целых три миллиона лей. Но не по одному же лею попадает им, а гораздо больше. Если по сто лей им попадает, то это будет уже триста миллионов лей в год. А если по тысячи, то это уже будет три миллиарда. Никакое промышленное или коммерческое предприятие не дает таких колоссальных доходов, как адвентизм, и притом — без малейшей затраты капитала и без всякого риска. Не даром же изобрел адвентизм не кто другой, а только американец. американцы всегда практичны. И Миллер и последующие верховоды адвентизма сумели религию сделать более выгодным, более доходным делом, чем какое то ни было предприятие. Для главарей адвентизма каждый адвентист представляет из себя денежный ящик, ходящий на ногах, из которого они ежегодно аккуратно взимают десятую часть содержимого. Вот почему верховоды адвентизма так яростно распространяют свою веру.
Но из всех заблуждений этой секты самую большую и существенную услугу оказывает их празднование субботы.
Почти все другие их заблуждения человек может содержать про себя, не отпадая от той церкви или секты, в которой находится. Пишущему эти строки приходилось встречать православных, которые верили в тысячелетнее царствование, и оставались в православной церкви. Подобных лиц держащихся разных заблуждений, конечно, можно найти и у католиков, и у баптистов и прочее. В древности даже один (а может быть и не один) святой отец держался мнения о тысячелетнем царствовании. Но если кто станет праздновать субботу и отвергать воскресенье, как установление диавола, тот уже не может принадлежать ни к какой другой секте, или вероисповеданию, как только к адвентистам или евреям. Поэтому-то адвентисты так и стараются склонить всех праздновать субботу: чтобы все перешли к ним и платили бы им десятую часть своего дохода, или заработка. Апостолы не брали десятой части с обращенных ими в христианство, а принимали только добровольное приношение. Так теперь обыкновенно содержатся и все христианские исповедания и секты. Адвентизм, эксплуатирующий религиозные чувства людей, обративший религию в самое доходное предприятие, есть позор для всего христианства, стыд для всего человечества. Чтобы очистить свою совесть, каждый должен бороться с этим могучим злом. Иначе может погибнуть или повредиться все христианство и всякая религия. Диавол бодрствует. Его слуги, ад… не спят.
Со стороны адвентистов написано очень много против празднования воскресного дня и в защиту ветхозаветной субботы, которую, по их мнению, должно праздновать и в Новом Завете, всем христианам. Со стороны же их противников написано очень много против празднования христианами субботы и в пользу празднования воскресного дня, — и написано, притом, не всегда ясно и далеко не достаточно. А потому настоящее сочинение по упомянутым вопросам является далеко не лишним. Оно полезно не только как противоядие адвентизму. Оно необходимо каждому христианину, желающему ко всему относиться сознательно, дабы знать, почему он празднует воскресенье, а не какой либо другой день недели.

 

Почему христиане празднуют воскресение, а не субботу


1. Пришел ко мне однажды мой хороший знакомый, принадлежащий к секте адвентистов, и между нами началась беседа на религиозные темы. Между прочим он спросил меня: «Какой день ты празднуешь и почему?».
Я ответил на это: «Вам, конечно, известно, что я праздную воскресенье — первый день недели. Если же интересуетесь, почему я праздную его, то извольте выслушать. Я праздную первый день недели потому, что в этот день воскрес Господь наш Исус Христос, спасший нас от власти темной, а также и потому, что воскресение Христа есть самый главный основной догмат христианской веры, без которого вся христианская вера тщетна, или не стоит ничего: «Притом мы оказались бы и лжесвидетелями о Боге, потому что свидетельствовали бы о Боге, что Он воскресил Христа, Которого Он не воскрешал, если, [то есть], мертвые не воскресают... А если Христос не воскрес, то вера ваша тщетна: вы еще во грехах ваших» (1 Кор., 15:15–17), а также и потому еще праздную воскресный день, что его празднуют все христиане, начиная от дней апостольских до настоящего времени.
— Позвольте мне разочаровать вас во всем, сказанном вами, — начал адвентист. — Вы празднуете воскресный день вовсе не по тем причинам, какие вы указали. Праздновать первый день недели установил римский император Константин Великий, издавший указ, который повелевал праздновать этот день: «достопочтенный день солнца», как сказано в нем... вот этот указ: «Все судьи и ремесленники не должны работать в достопочтимый день солнца. Земледельцы, однако, свободно могут заниматься полевыми работами в этот день, потому что часто бывает, что работу в поле или в винограднике нельзя откладывать. Не следует допускать, чтобы урожай, данный небесным Провидением, пропадал ради этого» (См. Ист. суб. Андреева, стр. 325; Ист. церкви Шрекка, т. 5, стр. 96; Библ. чтен. о наст. истине, стр. 128, изд. 1909г. Рига).
— Разве до Константина Великого христиане праздновали не воскресение, а другой какой день? — спросил я адвентиста.
— Да, — ответил он. До него все христиане праздновали не воскресение, а субботу. А этот император, полухристианин-полуязычник, установил праздновать первый день надели. С того времени и стали праздновать воскресение, а празднование седьмого дня, субботы, оставили.
— У вас, конечно, имеются прямые доказательства, что от времен апостольских до Константина Великого все христиане праздновали не воскресение, а субботу? — спросил я адвентиста.
— Да, — ответил он, — имеются такие свидетельства. Четвертая заповедь закона Божия прямо повелевает праздновать седьмой день недели субботу.
Я возразил: «Это не есть прямое доказательство того, какой день праздновали все христиане до царя Константина. Ведь в этом и весь вопрос, как тогда христиане исполняли четвертую заповедь: празднованием субботы или празднованием воскресения. Прямое доказательство будет если вы приведете свидетельство из какого- либо писателя церковного или нецерковного, жившего до Константина, что тогда христиане действительно праздновали субботу».
Адвентист сказал: «Но тогда были истинные христиане, и потому не могли праздновать никакой другой день, а только субботу согласно четвертой заповеди».
— А свидетельства из тогдашних писателей есть у вас или нет, что христиане тогда праздновали субботу? — потребовал я.
— Нет, — ответил адвентист, — Но это само собой разумеется, что христиане тогда праздновали субботу.
Я заметил: «Сказать прямо, вы хотите, чтобы мы, все ваши противники. Все современные христиане, положились на одно только ваше честное слово, и без всяких доказательств с вашей стороны, без всяких рассуждений с нашей, что в истории, или прошедшей жизни церкви было именно так. А если Христос не воскрес, то вера ваша тщетна: вы еще во грехах ваших, как вам желательно. Но в таких делах положиться на одно только честное слово никто не согласится, в здравом уме и твердой памяти. Представьте доказательства, тогда только поверим. А не можете представить, значит говорите явную неправду, утверждаете заведомую ложь. Но доверимся вам на честное слово, согласимся, что все христиане до Константина Великого праздновали не воскресенье, а субботу. Что из этого получается? А вот что. Вот этот император издает указ праздновать первый день недели — « достопочтенный день солнца», и все христиане до одного бросили праздновать субботу и стали праздновать воскресение. И удивительно, что это сделали не только подчиненные Константину христиане, но и неподчиненные ему: жившие в Персии, Абиссинии, Германии и прочие и не только православные, но и раскольники и еретики: донатисты, наватиане, маркиониты и прочие. Ниоткуда и ни от кого не последовало ни малейшего протеста. Я об этом вас и не спрашиваю, ибо знаю, что вы не можете представить ни одного свидетельства, чтобы кто-либо написал протест, или возражение против Константинова указа о праздновании первого дня недели. И удивительнее всего то, что этим указом не отменялась суббота, не воспрещалось праздновать ее. Даже самое слово «суббота» в нем не упоминается. Так что и по букве и по смыслу его христиане имели право праздновать субботу и должны были праздновать воскресение. Субботу праздновать по религиозным убеждениям, а первый день — в силу царского указа. Так в настоящее время и поступают евреи во многих странах, празднуя субботу по религиозным убеждениям, а воскресение потому, что оно считается государственным выходным праздником. Так и мы христиане празднуем праздники гражданские, не бросая религиозных. Но древние христиане сами вдруг бросили праздновать субботу и стали праздновать воскресение, в силу царского указа, хотя от них вовсе не требовалось оставлять празднование субботы. Что же это значит? А значит то, что древние христиане считали субботу какой-то лишней, ненужной, безполезной вещью, противной для них тяжестью. И рады были избавиться от нее при первом чуть-чуть подходящем случае. Если древние христиане бросили праздновать субботу без всякого принуждения, прямо-таки добровольно, то и мы должны также относиться к ней. Мы должны подражать древним христианам, которых и вы считаете истинными христианами».
Адвентист: «Вы, я вижу, просто смеетесь надо мной».
— Не я смеюсь над вами, — возразил я, — а вы сами смеетесь над собой. Вы ставите себя в самое смешное положение, утверждая, что все древние христиане праздновали субботу, согласно четвертой заповеди, и бросили праздновать ее в силу царского указа, который совсем не требовал от них этого. Если же правильно понимать указ Константина, то не будет ничего ни смешного, ни нелепого.
— А как же правильно понимать его? — спросил адвентист.
— А так, — ответил я, — что все христиане и до царя Константина праздновали не субботу, а воскресение.
— Чем же вы докажете это? — спросил собеседник.
Я ответил: «Святые отцы и учители церкви, жившие задолго до Константина Великого, прямо говорят, что христиане празднуют воскресение и совершают в этот день богослужение. Так пишет святой мученик Иустин Философ, в своей апологии, или защите христиан, поданных тогдашнему римскому императору. Так пишет учитель церковный Тертуллиан в подобной же апологии христиан.[3]
Имеются еще и другие доказательства, что христиане до царя Константина праздновали воскресение. А «дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово» (Мтф., 18:16), — сказал сам Спаситель».
— Почему же и для кого, в таком случае, император Константин издал свой указ о праздновании первого дня недели воскресения? — спросил адвентист.
Я ответил: «Он издал его не для христиан, не для церкви, он на это и права не имел. Царь Константин не позволял себе вмешиваться в религиозные дела христиан, даже в менее важных вопросах, чем празднование дня недели. Тогда, например, христиане праздновали святую Пасху не в одно время. Восточные христиане праздновали ее одновременно с евреями, а западные — в воскресение после еврейской пасхи, или после весеннего полнолуния. Кстати замечу, что это уже доказывает, что христиане праздновали воскресение и до Константина Великого. И что же? Этот царь не позволил себе издать указ, чтобы христиане праздновали Пасху вот в такое-то время, одновременно. А предложил сделать это первому Вселенскому собору (325 г.), который уже и решил праздновать Пасху в воскресение. Издал же он указ о праздновании воскресения для государственных учреждений и вообще для всех своих подданных, в том числе и для язычников и для евреев. А если хотите знать, почему издал? — то извольте.
В римской империи господствующей религией было язычество, как до царя Константина, так и при нем и еще долго после него. Понятно, что и все государственные праздники были также языческие. Это потому, что подавляющее большинство населения римской империи содержало языческую религию. Объявив христианство признанной религией (в 313 г.), и всячески покровительствуя ему, император Константин счел необходимым внести и праздники христианские, в число государственных праздников. И в первую очередь, конечно, тот праздник который христиане праздновали еженедельно. А так как они еженедельно праздновали первый день недели, или воскресение, то он вышеозначенным указом и ввел его в число государственных праздников. Если бы тогда христиане праздновали не воскресение, а субботу или какой другой день, то он этот бы день и ввел в число этих праздников. Царю Константину не было никакой надобности, никакого смысла, вносить в число государственных праздников не тот день, который праздновали христиане, а другой. Навязывать же им не тот день, который они дотоле праздновали, а другой (вместо субботы воскресение, как голословно, без всяких доказательств, уверяют адвентисты), было бы безумием со стороны государя. Это значило возмутить, восстановить против себя всех христиан, и притом без всякой необходимости, неизвестно для чего. Как мудрый государственных муж и тонких политик, царь Константин дорожил преданностью и любовью своих подданных христиан и знал, как заслужить ее. И потому внес в число государственных праздников именно тот день недели, который они праздновали тогда. И этим он легко заслужил расположение, любовь и преданность христиан[4]. Из всего этого ясно, что указ царя Константина о праздновании воскресного дня свидетельствует о том, что христиане и до него праздновали этот день. Самый указ этот вызван празднованием христианами воскресенья, а не наоборот».
Адвентист спросил: «А почему в своем указе праздновать первый день недели Константин назвал его не воскресением, а достопочтенным днем солнца? Солнце язычники считали богом. И вы, празднуя день солнца, празднуете языческому богу. А потому вы не христиане, а язычники».
Я сказал: «Стыдно вам, господа адвентисты, если вы даже и этого не знает, или притворяетесь незнающими, почему в рассматриваемом указе первый день недели назван днем солнца. Но по простой причине, что именно так он назывался на тогдашнем официальном латинском языке [5]. Если бы царь Константин назвал его как нибудь иначе; например, воскресением, то его никто не понял бы. Мы празднуем воскресение не в честь языческого бога солнца, а в славу воскресения Христова, во славу Божию. А потому и называем его воскресным днем, а не днем солнца. Но дело не в названии. Вот например, на румынском языке, да и в некоторых других языках дни недели доселе называются по именам языческих богов: понедельник — днем луны, вторник — Марса, среда — Меркурия, пятница — Венеры. Но можно ли обвинять их в том, что они празднуют языческим богам? Да и мы (и не одни мы), русские, называем месяцы по именам языческих богов: январь — по имени бога Януса, февраль по имени бога Фебруо, март — бога Марса, май по имени богини Маии и прочие смеяться над каким бы то ни было названием какого-либо предмета, значит только показывать свою глупость и грубость. Ведь название, каково бы оно ни было не есть добро или зло, а предмет совершенно безразличный. Я уже говорил вам, что мы празднуем воскресение не в силу указа Константина. А потому, что в этот день воскрес Господь наш Исус Христос, и потому, все христиане празднуют его от дней апостольских до нашего времени.

2. Адвентист сказал на это с насмешкой: «Действительно, вы празднуете воскресение, а не субботу, не в силу указа Константина, а потому, что так установил папа римский этот зверь, последний антихрист, отменивший празднование субботы. Вы и следуете ему, приняли его образ и начертание, или печать. Кто на чело, кто на правую руку. Этот образ и печать есть празднование воскресного дня.
— Да вы уже хотя говорите в одно слово, — заметил я.— А то вас и понять нельзя. То вы утверждаете, что царь Константин отменил субботу и установил празднование воскресения. То уверяете, что это сделал не он, а папа римский. Когда же вы говорите правду, и когда — неправду? А если разобраться хорошенько, то окажется, что в обоих случаях вы утверждаете заведомую ложь. Относительно указа Константина мы уже разобрались, что им не отменялось празднование субботы и не вводилось празднование воскресения. теперь посмотрим, сделал ли это папа римский. Прежде всего, я спрашиваю вас: какой именно папа отменил празднование субботы и установил праздновать воскресный день?
— Да папа вообще, — с неудовольствием ответил адвентист.
— Не смешите вы, пожалуйста, людей, — заметил я ему.— От времен апостольских до сего дня не один папа живет, а были целые десятки. Какой же из них сделал то, в чем вы обвиняете папу? Назовите его имя. Затем ответьте: в каком году он это сделал? Каким указом, или распоряжением?
- Я не знаю, — ответил адвентист.
Я ответил. «И вы не знаете, и в ваших адвентистских сочинениях ничего не сказано об этом, а только голословно уверяете всех, что папа римский отменил празднование субботы и ввел празднование воскресения. Но голословное бездоказательное утверждение называется неправдою, противоречащей истине.
Что не папа римский отменил субботу и установил праздновать воскресение, а это ведется от дней апостольских, сие можно видеть из всего изложенного нами, а также будет видно из дальнейшей нашей беседы. А теперь замечу, что если бы все христиане праздновали субботу, а папа римский отменил бы ее и приказал праздновать воскресение, то это вызвало бы страшные смуты и волнения в Церкви, и неминуемо повело бы к расколу Церкви на две части: одни праздновали бы субботу, другие воскресение.
Между обеими частями завязалась бы жаркая полемика, были бы написаны тысячи сочинений за и против празднования воскресения. В действительности же, в истории этого не было. Необходимо иметь ввиду еще и то, что папе римскому была подчинена только западная часть церкви. Все же восточные церкви никогда не были подчинены ему: они управлялись своими четырьмя патриархами. И если бы папа римский позволил себе распорядиться, чтобы христиане праздновали не тот день, который они до того праздновали, а другой, то его не послушали бы неподчиненные ему восточные церкви. Да и на западе, сомнительно, чтобы послушали все без всякого прекословия.
Это нетрудно доказать историческими примерами. В древности был такой случай. Восточные, малоазийские церкви праздновали св. Пасху (в память воскресения Христа) в мартовское полнолуние, в какой бы день недели оно ни случилось. А западные церкви праздновали ее в воскресение после мартовского полнолуния. И вот папа римский Виктор, бывший вскоре после апостолов, распорядился чтобы и восточные христиане праздновали св. Пасху в воскресение. (Это служить доказательством, что тогда христиане праздновали еженедельно воскресение, а не субботу).
Но его не послушали. Тогда он отлучил их от церкви. Но это вызвало такую бурю негодований, такой скандал, что папа должен был аннулировать это свое отлучение.
Тем большую бурю, смуты и волнения вызвало бы, если бы какой бы то ни было папа отменил празднование субботы, то есть, по-вашему, четвертую заповедь закона Божия и установил бы праздновать день, который дотоле не праздновали, воскресение. Так что он вынужден был бы отменить такое свое распоряжение. А если бы не отменил, то непременно последовал бы раскол церкви на две части: на празднующих субботу и на празднующих воскресение.
В 1054 г., не по такому, а по менее значительному делу, когда папа римский чрез своих легатов наложил отлучение на восточных, и не захотел отменить его, последовал раскол церкви на западную и восточную, продолжающийся до сегодня. Еще не так давно папа римский сделал реформу календаря. И что же? Восточные церкви не только не приняли его, но и признали заблуждением или ересью. Даже в самой римско-католической церкви из-за этого шли смуты и волнения среди подчиненных папе христиан целых полтораста лет. И только когда папа переменил день еженедельного праздника — субботу заменил воскресением, отменил четвертую заповедь, никто пальцем не пошевелил, чтобы восстать против такого беззакония. Так выходит по вашему, по адвентистски.
Все христиане во всем мире праздновали субботу, и вот папа римский, неизвестно который и когда, не издавая никакого указа или послания, а только сказал или может быть только подумал, чтобы перестали праздновать субботу и начали бы праздновать воскресение. И все христиане, и подчиненные папе и неподчиненные ему, и православные и еретики, вдруг, без всякого сопротивления, бросают праздновать субботу и начинают праздновать первый день недели воскресение. Вы, признавая папу римского последним антихристом, приписываете ему чисто божеские свойства, даже более, чем божеские. Христос, сколько учил, сколько чудес творил, и то не мог сделать, чтобы одна только маленькая Галилея, один только малочисленный еврейский народец послушал бы Его во всем, принял бы Его учение. А тут извольте радоваться. Папа, без всяких учений, без всяких указов, без всяких чудес, только словесно или даже только мысленно распорядился об отмене четвертой заповеди, чтобы праздновали воскресение вместо субботы, — и весь христианский мир, сотни миллионов верующих послушали его и исполнили и исполняют его, по-вашему богопротивную волю. Что за чудеса в решете?
Я не сомневаюсь, что не один папа, а несколько пап писали о том, что следует праздновать воскресение. Да не только папы, но и многие епископы и священники католической церкви, а также и всех восточных церквей тоже писали о праздновании воскресного дня. И я писал об этом.
Но неужели же кто написал, или даже предписал праздновать воскресение, тот уже и установил это празднование и значит до него этот день никто и нигде не праздновал? Утверждать это, как делают адвентисты, значит уже слишком явно грешить против логики, против здравого смысла, против исторических фактов.
Никто так жестоко не оскорбляет древних христиан, никто так зло не издевается над субботой, как адвентисты, хотя и не сознают этого. По-вашему получается так, что древние христиане рады были бы избавиться от субботы, как от какой-нибудь противной нечисти. И бросают праздновать ее то по Константинову указу, в котором ни слова не говорится о субботе, то по простому желанию папы римского, выраженному даже не письменно, а словесно или мысленно, а может быть и никак не выраженному.
Так было, если верить адвентистским сказаниям о Константине, папе и субботе.
Считаю полезным обратить внимание еще вот на что.
Все жившие до нас христиане от времен апостольских, праздновали не субботу, а воскресение. А их было сотни миллионов, — нет: целые биллионы. Из них — бесчисленное множество святых угодников Божиих, святых отцов и учителей церковных, которые знали и истолковали все Священное Писание до тонкости. И в настоящее время весь христианский мир празднует не субботу, а воскресение, за исключением вас, недавно появившихся адвентистов.
Вы говорите, что принимаете одну только книгу — Библию, и потому празднуете субботу. Но ведь есть сотни миллионов христиан, которые, как и вы, принимают только Библию, и празднуют не субботу, а воскресение. Таковы: лютеране, протестанты, кальвинисты, методисты, молокане, баптисты и прочие.
Говорят, таких сект уже несколько сот. Неужели же они и все вышеупомянутые христиане, теперешние и бывшие, суть глупцы, ничего несмыслящие в Священном Писании. А умным оказывается только Миллер, да вы, его последователи — адвентисты, празднующие субботу. Не наоборот ли»?
3. Адвентист на все это сказал: — Мне нет дела до того, какой день праздуют современные именуемые христиане, и какой день праздновали христиане времен апостольских до императора Константина, и кто отменил празднование субботы и ввел празднование воскресения, царь или папа, или просто сами первенствующие христиане оставили празднование субботы и начали праздновать воскресение. Это для нас не должно иметь никакого значения. Для нас должно иметь силу то, что заповедал сам Господь Бог относительно празднования. А он в четвертой заповеди вот что повелевает: «Помни день субботний, чтобы святить имя его. Шесть дней работай и делай в них всякие дела твои. А день седьмой — суббота Господу Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни вол твой, ни осел твой, ни всякий скот твой, ни пришелец, который в жилищах твоих, ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все что в них, а в день седьмой почил: посему благословил Господь день субботний и освятил его.» (Исх., 20:9–11).
— Бога нужно слушать более, чем людей, сказано в Деяниях апостольских. В Священном Писании сильными угрозами и проклятиями неоднократно подтверждено празднование субботы, и нарушителям ее положены страшные наказания, так что когда человек собирал дрова в субботу, то его побили камнями. В Писании еще говорится, что субботу будут праздновать вечно.
Я спросил: «Это сказано в каких книгах: в ветхозаветных, или в новозаветных».
— Конечно, в ветхозаветных, — ответил адвентист.
— В таком случае все указанное вами нисколько не убедительно для нас христиан, — сказал я. — В книгах Ветхого Завета я могу найти угрозы и проклятия не только на непразднующих субботу, но и на тех, кто не совершал обрезания, кто не празднует новомесячия и других иудейских праздников и прочее О них и о жертвоприношениях сказано, что это будет вечно. И наложено страшное проклятие на всех, кто не будет исполнять всего этого. Так и сказано: « Проклят всякий человек, кто не исполнит всех слов закона сего, и не будет поступать по ним» (Втор., 27:26). Но закон Моисеев для христиан не имеет силы, как отмененный. Чтобы убедиться в этом, стоит лишь прочесть послания апостола Павла, особенно « К римлянам». Приведу хотя бы одну выдержку из него: « Так и вы братия мои, умерли для (ветхого) закона Телом Христовым, что бы принадлежать другому, (Христу) воскресшему из мертвых, да приносим плод Богу... Но ныне, умерши для (ветхого) закона, которым мы были связаны, мы (христиане) освободились от него (от закона), чтобы нам служить Богу в обновлении духа, а не по ветхой букве.» (Рим., 7:4–5). Для нас, христиан, только тогда будет убедительно, что субботу праздновать следует, когда вы это найдете в Священном Писании Нового Завета.
Адвентист сказал: «Приведу вам и из книг Нового Завета, что христиане должны праздновать только субботу, а не другой какой день. Апостол Павел в послании «К евреям» пишет: «Посему для народа Божия еще остается субботство» (Евр., 4:9). Здесь прямо сказано, что для «народа Божия», для христиан, «еще остается субботство» или суббота, седьмой день недели. Следовательно, все христиане обязаны ее праздновать. чем вы можете опровергнуть такое явное свидетельство
Я сказал на это: «Опровергать Священное Писание грешно. Тексты Священного Писания нужно только понимать и объяснять правильно. А вы неправильно объясняете прочитанное вами. Там под «народом Божиим» разумеются не христиане, а евреи, ветхозаветный еврейский народ. А под словом: «субботство» сам Исус Христос, Его дела, Его учение, или Новый Завет».
— Чем же вы можете доказать это? — спросил адвентист.
— Доказывать мне тут ничего не нужно, — ответил я. — Требуется, как я уже сказал, только правильно понять приведенную нами выдержку из Священного Писания.
- А что значит правильно понять? — спросил адвентист.
Я ответил: « чтобы правильно, по возможности безошибочно, понять какое бы то ни было место Священного Писания, необходимо прежде всего выяснить:
1) кем написана та книга, из которой берется выдержка;
2) кому и для кого она написана;
3) какие причины побудили автора написать ее;
4) что он хотел сказать им: что защитить, доказать и что опровергнуть;
5) обязательно прочесть рассматриваемый текст в контексте, то есть в связи с текстом, стоящим впереди и после него. А иначе, можно впасть в страшные заблуждения. Мы например, можем найти, что в «Псалтыре», пророк Давыд написал: «Нет Бога», если не прочтем предыдущего, что это «сказал безумный в сердце своем». В Евангелии найдем написанное, что Христос творил чудеса силою бесовскою и имел в Себе беса, если не прочитаем предыдущего, что это говорили Его злейшие враги и так далее».
Адвентист на это: «Я совершенно согласен, что только при соблюдении приведенных вами условий можно правильно понять то место Священного Писания и других сочинений, в том числе и светских».
— А их-то вы и нарушили при чтении текста о субботстве, — сказал я.— Применим же эти правила, теперь же к прочитанному вами тексту. Вы прочитали его в послании к евреям, уверовавшим во Христа, или христианам из евреев. Причины побудившие апостола Павла написать это послание, ясно видны из самого содержания его. Как известно, в то время множество евреев принимало христианскую веру. Переходили в христианство целые общины, семьи и отдельные лица.
В одном и том же обществе, в одной и той же семье были евреи-христиане и просто евреи. Само собою, разумеется, что между ними постоянно шли горячие споры о вере. Евреи-христиане доказывали преимущество христианства перед еврейством, Нового Завета — перед Ветхим.
Просто евреи, напротив, доказывали преимущество Ветхого Завета перед Новым. И к сожалению, победа не всегда находилась на стороне христиан. Как видно из вышеупомянутого «Послания», евреи, в доказательство превосходства Ветхого Завета перед Новым, говорили христианам из евреев в роде этого» « У нас, евреев, закон дан на горе Синайской при посредстве ангелов через великого пророка Моисея, и затем через других пророков.
А у вас кем? У нас, евреев, великолепнейший храм в Иерусалиме; законный, по чину Аарона, правомочный первосвященник, совершающий торжественные богослужения, приносящий умилостивительные жертвы Богу за грехи отдельных людей и всего народа; у нас есть суббота, установленная четвертой заповедью закона Божия и так роскошно нами празднуемая и так далее а у вас, христиан, ничего этого нет». Этими и подобными указаниями и доказательствами евреи приводили в смущение и замешательство перешедших в христианство евреев, которые не всегда находили, что и как отвечать на это. И многие из них отрекались от христианской веры и возвращались в иудейство. Понятно, апостол Павел не мог терпеть такого рода дел, и написал им, евреям, уверовавшим во Христа «Послание» для укрепления их в христианской вере. В этом «Послании» он основательно доказывает превосходство Нового Завета перед Ветхим. Он пишет, что ветхий закон дан Богом чрез пророков и ангелов, а Новый Завет через самого Сына Божия, который несравненно выше пророков и ангелов. Он говорит еще, что у евреев храм в Иерусалиме земной, рукотворенный. А у христиан храм нерукотворенный на небесах. У евреев первосвященник, по чину Аарона, человек смертный и грешный, а у христиан первосвященник по чину Мельхиседека, Исус Христос безсмертный и безгрешный. У евреев первосвященник приносит в жертву животных, кровью которых и очищают все, но не спасают от грехов. А у христиан первосвященник, Христос, Сам Себя принес в жертву и Своею кровью спас от грехов род человеческий. Ветхозаветной еврейской субботе, или седьмому дню недели, апостол Павел противопоставляет христианскую субботу, как веру во Христа, в Котором мы находим покой. Прочтем теперь приведенное вами место всвязи с предыдущим и последующим ему текстом, и тогда станет ясно, о каком субботстве говорит апостол Павел. Но прежде, чем к этому приступить, я должен сделать еще одну оговорку, что в данном тексте перевод сделан очень неудачно.
— Вы хотите сказать, что неправильно? — спросил адвентист.
— Да, если угодно, то и неправильно, — ответил я.
— В чем же заключается эта неправильность, — спросил собеседник.
— А вот в чем, — сказал я.— По правилам переводов требуется, чтобы каждый термин, или название какого-либо предмета или везде было оставлено в подлиннике, или же везде в переводе на том языке, на который переводится все сочинение. Если же название какого-либо предмета в одном месте оставить без перевода, а в другом в переводе, то перевод будет неясен и может вызвать недоразумения, споры и заблуждения, что и получилось в данном случае. Вы знает, что «суббота» — слово еврейское? По-русски оно значит «покой».
— Конечно, знаю, — ответил адвентист.
— Ну, так вот — продолжал я, — переводчик на русский язык «послания» к евреям, везде перед приведенным вами текстом и после него поставил еврейское слово субботство, которое на русском языке значит покой. И только в прочитанном вами месте оставил его без перевода в подлиннике: «субботство».
Ему следовало бы или всюду оставит без перевода слово «суббота», или и в прочитанном вами месте поставить в переводе: вместо «субботство» поставить «покоище». Тогда для каждого было бы ясно, о каком субботстве говорит апостол Павел. Прочитаю теперь интересующее нас место «Послания к Евреям». Но везде, где слово «суббота» поставлено в переводе «покой», я буду читать его мак в оригинале: суббота. Указав на то, что пророк Моисей, которого евреи так высоко превозносят и почитают, есть только «слуга Божий», апостол Павел пишет: «А Христос — как Сын в доме Его. Дом же Его — мы, если только дерзновение и упование, которым хвалимся, твердо сохраним до конца. почему, как говорит Дух Святый, «ныне, когда услышите глас Его, не ожесточите сердец ваших, как во время ропота, в день искушения в пустыне, где искушали Меня отцы ваши, испытывали Меня, и видели дела Мои сорок лет. Посему Я вознегодовал на оный род, и сказал: непрестанно заблуждаются сердцем, не познали они путей Моих .Посему Я поклялся во гневе Моем, что они не войдут в покой Мой (в субботу Мою)»[6]. Смотрите, братия, чтобы не было в ком из вас сердца лукавого и неверного, дабы вам не отступить от Бога живого. Но наставляйте друг друга каждый день, доколе можно говорить: «ныне», чтобы кто из вас не ожесточился, обольстившись грехом. Ибо мы сделались причастниками Христа, если только начатую жизнь твердо сохраним до конца. Доколе говорится: «ныне», когда услышите глас Его, не ожесточите сердец ваших, как во время ропота. Ибо некоторые из слышавших возроптали; но не все вышедшие из Египта с Моисеем. На кого же негодовал Он сорок лет? Не на согрешивших ли, которых кости пали в пустыне? Против кого же клялся, что не войдут в покой Его ( в субботу его), как не против непокорных? Итак, видим что они не могли войти за неверие. Посему будем опасаться, чтобы, когда еще остается обетование войти в покой Его ( в субботу Его), не оказался кто из вас опоздавшим. Ибо и нам оно возвещено, как и тем; но не принесло им пользы слово слышанное, не растворенное верою слышавших. А входим в покой (в субботу Его) мы уверовавшие, так как Он сказал: «Я поклялся во гневе Моем, что они не войдут в покой Мой» (в субботу Мою), хотя дела Его были совершены еще в начале мира. Ибо негде сказано о седьмом дне так: « и почил Бог в день седьмой от всех дел своих»(Быт., 2:2). И еще здесь: «не войдут в покой Мой» (в субботу Мою). Итак, как некоторым остается войти в него (в субботу), а те которым прежде возвещено, не вошли в него (в субботу) за непокорность, то еще определяет некоторый день, «ныне», говоря через Давыда, после столь долгого времени, как выше сказано: «... Ныне, когда услышите глас Его, не ожесточите сердец ваших...» Ибоесли бы Исус Навин доставил им покой (субботу), то не было бы сказано после того о другом дне. Посему для народа Божия еще остается субботство. Ибо, кто вошел в покой Его (в субботу Его), тот и сам успокоился от дел своих, как и Бог от Своих. Итак постараемся войти в покой оный (в субботу оную), чтобы кто по тому же примеру не впал в непокорность» (Евр., 3:6–19). «... Ибо слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные. И нет твари сокровенной от Него, но все обнажено и открыто пред очами Его: Ему дадим отчет» (Евр., 4:1–13).
Смысл прочитанного нами из «Послания» апостола Павла таков. Хотя евреям и заповедано было четвертой заповедью праздновать седьмой день недели — субботу, но оставалась еще какая-то суббота, о которой Бог сказал, что «Я поклялся в гневе Моем, что они не войдут в субботу Мою».
На это евреи говорили, что здесь под словом «суббота» разумеется вход в землю обетованную, в которую Исус Навин ввел евреев. Но апостол Павел на это возражает, что если бы Исус Навин дал евреям субботство, то почему же долго после него пророк Давыд говорит еще о каком-то дне, какой-то субботе, предостерегая, чтобы не ожесточили своих сердец и не оказались не вошедшими в эту субботу, — как их предки в пустыне. Следовательно, и после Исуса Навина, после входа в землю обетованную. «для народа Божия (для евреев) еще остается субботство. Ибо кто вошел в покой Его (в эту субботу Божию), тот и сам успокоился от дел своих, как и Бог от Своих». А в эту «субботу» входим мы, уверовавшие во Христа. Так вот что такое христианская суббота; сам Христос, вера во Христа, Его дела и учение, все Его домостроительство нашего спасения, Новый Завет.
И апостол Павел страшными угрозами убеждает всех войти в эту субботу. Мы вошли в нее, содержим ее соблюдаем ее свято. Нарушает эту субботу тот, кто отступает от Христа, за что апостол угрожает страшными наказаниями.
Если бы тогда христиане праздновали субботу, то апостол Павел так и написал бы, что у евреев суббота седьмой день, и у нас то же самое. А вернее всего ничего и не написал бы, потому что в таком случае не было бы никакой надобности и писать о ней. Евреи тогда не укоряли бы христиан, что они не празднуют субботы и не смущали бы их.
Таким образом ясно, что указанное вами место говорит не о том, что и христианами следует праздновать седьмой день недели — субботу. А как раз наоборот: не следует ее праздновать. Наша суббота — Христос, Новый Завет.
4. Адвентист сказал: «Но у меня имеется еще свидетельство из «Нового Завета», которое ясно говорит, что христиане будут праздновать субботу до скончания мира, Сам Христос сказал: «Молитесь, чтобы не случилось бегство ваше зимою, или в субботу» (Мтф., 24:20).
— Вы как понимаете это заповедание Исуса Христа? — спросил я.
— А так понимаю, как написано, — ответил собеседник.— Именно же: перед концом мира будут войны и смятения. По этим причинам христианам придется бежать для сохранения своей жизни и спасения от смерти ближних. Но если это сучится в субботу, то они не должны будут бежать. Иначе, они нарушат субботу. Если же не убегут, а останутся на месте, то их убьют неприятели. Вот поэтому Христос и заповедал молиться, чтобы не оказаться в таком безвыходном положении.
— Вы представляете Христа более ярым ревнителем субботы, чем сами книжники и фарисеи. У евреев дозволялось для сохранения своей жизни бежать и в субботу. В маккавейских книгах рассказывается, что когда была война во время Маккавеев, то однажды неприятель напал на еврейский отряд в субботу. И евреи, чтобы не нарушить субботу, не подняли оружия для защиты себя от врага. И он перебил весь отряд до одного человека. Тогда первосвященник и вождь народа рассудили, что если так будут соблюдать субботу все евреи, то неприятель без всякого урона для себя перебьет их всех. И потому решил, что воевать можно и в субботу. Это было задолго до рождества Христова. А вы, конечно, понимаете, что во время сражения приходится и гнаться за противником и убегать от него неопределенное расстояние. Неужели же Христос мог запретить бегство в субботу даже перед лицом смертельной опасности? Когда ученики Его для утоления обыкновенного голода нарушали субботу, срывая колосья и растирая их руками, то Он не только не осудил их, но и оправдал, указав на подобное же нарушение закона Божия пророком Давыдом, и сказал что не человек для субботы, а суббота для человека (Мрк., 2:23–28). Если для утоления голода Он оправдал нарушение субботы, то как же Он мог запретить бегство в субботу для спасения своей жизни. Так что если бы христиане и праздновали субботу, и то имели бы полное право бежать и в этот день в случае смертельной опасности. Суббота являлась внешним препятствием для бегства, иначе Христу не было надобности говорить, и Он ничего не сказал бы о ней. Как и почему суббота служила внешним препятствием, я скажу далее. Теперь же обращу ваше внимание на то, что если так понимать, как вы, приведенное вами предостережение Христа относительно бегства в субботу, то оно будет гласить: «Если вам, Моим последователям, будет угрожать смертельная опасность, но если это случится в субботу, то не смейте бежать, не смейте нарушать субботы. Пусть вы все погибнете. Пусть вас мучают, распинают на крестах, пусть перебьют вас всех до единого, лишь бы соблюдена была суббота. Поэтому молитесь, чтобы не случилось бегство ваше зимою или в субботу».
Тогда действительно получается, что не суббота для человека, а человек для субботы. Можно ли так понимать наставление Спасителя ученикам о бегстве в субботу?
— А по-вашему, как надо понимать его? — спросил адвентист.
— А по-моему его надо понимать так, как я уже сказал, что суббота для учеников Христа будет таким же внешним препятствием, как и зима, почему Христос и поставил их вместе, — ответил я.
— Как же суббота может быть внешним препятствием? — спросил собеседник.
Я ответил: «А вот как. Наставление Христа ученикам, чтобы они молились, дабы не случилось бегство их в субботу, относится не к последним временам мира, а к разрушению Иерусалима. А в Иерусалиме еще со времени Неемии восстановившего этот город, городские ворота запирались на весь субботний день (Неем., 13:19), и никто не мог ни войти в него, ни выйти из него. Между тем бегство последователей Христа должно быть необычайно поспешным, так что если кто будет «на кровле дома», по-нашему, на дворе, тот должен бежать с того места, где застала его тревога. Ибо это дни отмщения, и гнева на народ иудейский. Но если бы это случилось в субботу, они не могли бы убежать из Иерусалима, потому что ворота его были заперты, и они неминуемо погибли бы вместе со всеми находившимися в Иерусалиме. Так и произошло. Помня наставление Спасителя, последователи Его молились, чтобы бегство их случилось не зимой и не в субботу. И молитва их была услышана. Время бегства их из Иерусалима, не случилось зимой, или в субботу. И все христиане, находившиеся в нем, беспрепятственно покинули этот город и благополучно скрылись в безопасных местах, так что ни один христианин не пострадал во время разрушения римскими войсками Иерусалима. Все же, оказавшиеся в этом городе, погибли до единого: много было перебито, много отдано на растерзание зверям и часть продана в рабство.
Вот почему, и вот для чего было заповедано Христом своим ученикам, чтобы они молились, дабы бегство их перед осадой Иерусалима, не случилось зимою или в субботу, а совсем не для того, чтобы христиане праздновали субботу или будут праздновать до конца мира».
5. — Но у меня имеется прямое свидетельство, — сказал адвентист, — что последователи Христа праздновали субботу [7]. В Евангелии от Луки говорится, что когда жены мироносицы, после положения Никодимом и Иосифом Исуса Христа во гроб, воротились в город, в пятницу вечером, то «приготовили благовония и масти, и в субботу остались в покое по заповеди» (Лк., 23:56), разумеется четвертой. Неужели вам неясно, что последователи Спасителя праздновали седьмой день недели, субботу. Поэтому и мы обязаны праздновать ее.
Я сказал на это адвентисту: «Как у вас хватает совести приводить подобные факты в доказательство того, что мы, христиане, обязаны праздновать субботу. Разве вы не знает, что это событие, что мироносицы «в субботу остались в покое по заповеди», было до воскресения Христова, когда был в полной силе Ветхий Завет. Неужели же мироносицы еще до воскресения Христова должны были праздновать воскресение, а не субботу? Да тогда не только мироносицы, но и апостолы, как и все иудеи праздновали только субботу. Да они тогда не только праздновали субботу, но считали обязательным для себя и весь закон Моисеев: и обрезание, и новомесячия, и очищения, и кровавые жертвоприношения, и всякие иудейские праздники и прочее.
— Исус Христос никогда не праздновал воскресного дня вместо субботы [8], — перебил меня адвентист.
— Да перестаньте вы смешить добрых людей, — заметил я ему.— Неужели до Своего воскресения из мертвых Христос мог праздновать это свое воскресение. Да тогда другого дня вместо субботы никто и не имел права праздновать.
6. Я скажу вам еще больше. Даже после воскресения и вознесения Христа на небо, после сошествия Святого Духа, некоторые апостолы и уверовавшие во Христа евреи исполняли весь закон Моисеев, не исключая обрезания, жертвоприношений, новомесячий, суббот и прочее
Но это еще не все. Христиане из евреев настаивали, чтобы и все христиане из язычников приняли бы и исполняли весь закон Моисеев. И апостолу Павлу и его единомышленникам большого труда стоило отстоять хотя бы это, чтобы христиан из язычников не обязывать исполнять закон Моисеев. Почти все послания апостола Павла проникнуты борьбой с ревнителями закона Моисеева. О самих же христианах из евреев и говорить нечего. Им вполне предоставлялось исполнять закон Моисеев, и они исполняли его. Апостольский собор постановил не обязывать только христиан из язычников исполнять закон Моисеев.
А сам апостол Павел и после этого совершил очищение, по закону очищения. И принес установленную жертву (Деян., 21:20–27). К чему же вы приводите свидетельство о том, что мироносицы праздновали субботу до воскресения Христова, если и после сошествия Святого Духа христиане из евреев и совершали обрезание, и праздновали субботу и все другие ветхозаветные праздники, и приносили кровавые жертвоприношения за очищение и прочее
Отношения первенствующих христиан к закону Моисееву были таковы: Христиане из евреев исполняли весь этот закон, а также и все установления Христианской Церкви.
Хотя в Новом Завете обрезание было заменено крещением (Кол., 2:11–13), но они совершали и крещение, и обрезание; у них было таинство причащения, и они же приносили жертвы животных, они праздновали новомесячия и вообще все ветхозаветные праздники: рождество Христово, сошествие Святого Духа и прочее. Они праздновали и субботу, и воскресение: субботу, как евреи, а воскресение, как христиане.
На это есть указание в древнем христианском памятнике, под названием: «Постановления апостольские», писаны, конечно, не апостолами, но вскоре после них.
Христиане же из язычников не держались Моисеева закона; ничего не исполняли из его предписаний; ни обрезания, ни очищений, ни жертвоприношений, ни новомесячий, ни суббот и никаких других праздников. Они исполняли только установления Христианской Церкви: крещение, таинство причащения, воскресный день и прочее.
А со временем и христиане из евреев постепенно оставляли иудейские законы Ветхого Завета, особенно после разрушения, Иерусалима, и главной святыни еврейской — храма, когда стало невозможным исполнять и половины закона Моисеева. И наконец, все эти законы, в том числе и празднование субботы, совершенно исчезли из среды христиан, из Церкви Христовой. Во всей Церкви остались только чисто христианские установления, законы и праздники.
Но это сделалось, конечно, не сразу. В древности были еретики, праздновавшие субботу. Они назывались савватианами. Из истории видно, что это была ничтожная секта и существовала очень недолго.
Святой Иоанн Златоуст (род. в 347г., сконч. в 407 г.) свидетельствует, что в его время были христиане совершавшие обрезание, праздновавшие субботу, потреблявшие опресноки и соблюдавшие и другие еврейские обычаи.
«Сие же творят, — говорит он, — отревающе себе от благодати» (Бес. Апост.), т. е. от Нового Завета, от Христианства [9]. Это, очевидно, были остатки христиан из евреев, которыми было дозволено держаться и Моисеева закона.
7. А что христиане из язычников не были обязаны исполнять и не исполняли закона Моисеева, это видно и из «Посланий» и из «Деяний апостольских». В этой книге рассказывается, что когда стали происходить смуты и волнения в Церкви из-за вопроса о том, следует ли христианам из язычников исполнять закон Моисеев, то был собран в Иерусалиме собор, на котором, после долгих и всесторонних обсуждений, было единогласно принято, что христианам из язычников не следует исполнять закона Моисеева — этого «ига», которого, как сказал апостол Петр, «не могли понести ни отцы наши, ни мы» (Деян., 15:10).
Постановление этого апостольского собора, которое было послано христианам из язычников, было таково: «Поелику мы услышали, что некоторые, вышедшие от нас, смутили вас [своими] речами и поколебали ваши души, говоря, что должно обрезываться и соблюдать закон (ветхозаветный, в том числе и, конечно субботу), чего мы им не поручали, то мы, собравшись, единодушно рассудили, избрав мужей, послать их к вам с возлюбленными нашими Варнавою и Павлом... Ибо угодно Святому Духу и нам не возлагать на вас никакого бремени более(ни жертвоприношений, ни новомесячий, ни суббот и ничего прочего, что есть в Моисеевом законе), кроме сего необходимого: воздерживаться от идоложертвенного и крови, и удавленины, и блуда, и не делать другим того, чего себе не хотите. Соблюдая сие, хорошо сделаете. Будьте здравы» (Деян., 15:24–25 и 28–29).
Как изволите видеть, в решении не сделано никакого исключения ни для чего ветхозаветного. Все отменено для христиан из язычников, кроме того, что в нем перечислено, о субботе нет и слова.
Адвентист возразил: «Если в решении апостольского собора не упоминается о субботе, то в деяниях его говорится о ней. Так апостол Иаков, председатель этого собора сказал: «Ибо закон Моисеев от древних родов по всем городам имеет проповедающих его, и читается в синагогах каждую субботу» (Деян., 15:21). Значит христиане праздновали субботу и мы должны праздновать ее».
Я сказал: «И вам не стыдно приводить такое свидетельство в доказательство того, что при апостолах праздновали субботу и нам должно ее праздновать? Ведь апостол Иаков сказал не о христианах, а о евреях, неверующих во Христа, что они проповедуют закон Моисеев «от древних родов». А христианство тогда только что появилось. И читают евреи этот закон каждую субботу в синагогах. У христиан же синагог не было.
Если же прочитать приведенную вами выдержку из речи апостола Иакова в связи с предыдущими его словами, то ясно станет, что он говорил об отмене закона Моисеева и субботы. Он сказал: «Симон изъяснил, как Бог первоначально призрел на язычников, чтобы составить из них народ во имя Свое. И с сим согласны слова пророков... Посему я полагаю не затруднять обращающихся к Богу из язычников, а написать им, чтобы они воздерживались от оскверненного идолами, от блуда, удавленины и крови, и чтобы не делали другим того, чего не хотят себе. Ибо [закон] Моисеев от древних родов по всем городам имеет проповедующих его и читается в синагогах каждую субботу. (Деян., 15:14–15, 19–21).
Смысл всего этого таков. По окончании суждений на соборе, апостол Иаков, как председатель, предложил резолюцию: написать христианам из язычников, чтобы они сего Моисеева закона не держались, а держались бы только того, что предписывает им настоящий собор, то есть воздерживаться от того-то и того-то. Если же собор не примет моей резолюции, как бы так говорит Иаков, то противники наши, сторонники соблюдения всего закона Моисеева, одержат над нами верх. Ибо они имеют перед нами то преимущество, что «закон Моисеев с древних родов по всем городам имеет проповедующих его» и прочее.
Резолюция, предложенная председателем Иаковом, была принята собором единодушно, и в таком смысле было написано христианам из язычников, понятно, что все из Моисеева закона, что не упомянуто в этом решении апостольского собора, отменено для христиан из язычников, для Новозаветной Церкви Христовой, не исключая жертвоприношений и суббот [10]».
Адвентист сказал: «Значит, по-вашему, и десять заповедей отменены? Ведь об них ничего не упоминается в постановлении апостольского собора».
— Да, — ответил я, — те из десяти заповедей отменены и должны быть видоизменены, которые не подтверждены в новозаветных книгах.
— А какие же заповеди не подтверждены в Новом Завете? — спросил собеседник.
— Вторая и четвертая, говорящая о праздновании субботы, — ответил я. — О них не только в решении апостольского собора, но и вообще ни в Евангелии ни в Апостоле не говорится ни слова.
— Но о субботе апостолы в своем соборном постановлении не упомянули потому, что само-собою разумевалось, что и христиане из язычников должны ее праздновать, — сказал адвентист.
Я ответил: « О субботе меньше всего «само-собою разумеется» даже для еврейского народа. Поэтому-то ни на одну заповедь не дано такого длинного выяснения причины ее исполнения, как на заповедь о субботе. На те же заповеди, которые сами собою разумеются, не выставлено никаких мотивов, а просто сказано: «не делай», «не убивай», «не прелюбодействуй». Каждая заповедь состоит из одного только слова. Потому, что и для язычников было понятно: воровать, убивать, творить блуд — дело греховное и постыдное. А заповедь о дне празднования не понятна ни для кого без особых объяснений. И если апостолы в своем соборном решении не упомянули о ней, то значит отменили ее наравне с другими ветхозаветными праздниками.
 — Нет ли у вас еще свидетельство из «Нового Завета» в пользу субботы? — в заключение спросил я адвентиста.
— Нет, — ответил он, — больше не имею ничего.
— Плохо же ваше дело, — сказал я, если кроме четырех, приведенных вами свидетельств, ничего нет. Ведь эти свидетельства не имеют никакой доказательной силы, что христиане обязаны праздновать субботу.
8. — Но зато и вы ничего не можете найти в Священном Писании против празднования субботы, — сказал адвентист, — если можете, то укажите, что суббота в Новом Завете действительно отменена, что ее праздновать не следует, а можно совершать обычные работы, как и в прочие дни недели.
— Охотно укажу все это, — ответил я. В Евангелии неоднократно говорится, что сам Исус Христос нарушал субботу.
Адвентист возразил: — Но ведь Христос нарушал ее для совершения добрых дел, для исцеления больных, что в собственном смысле не было нарушением святости субботы. Это было просто придирка со стороны Его врагов из ненависти и зависти к Нему. Или сказать иначе: это было с их стороны клеветой на Исуса Христа, Который никогда не нарушал субботы и не велел нарушать.
— Да, в некоторых случаях Христа обвиняли враги Его за то, что Он исцелял в субботу больных, — согласился я с адвентистом. — Так Он исцелил в субботу слепорожденного (Иоанн, 9), сухорукого (Иоанн, 6:6–11), женщину, находившуюся восемнадцать лет скорченною. В этих случаях обвинения Исуса Христа в нарушении субботы были несправедливы, потому что и в субботу следует творить добро, а не зло (Лук., 6:9). Поэтому Христос называл Своих обвинителей лицемерами. И не эти случаи я имею ввиду, когда говорю, что Христос нарушал субботу, а те, когда Он действительно нарушал, или повелевал нарушать ее, что в сущности одно и то же.
— Какие же это случаи? — спросил адвентист.
— А вот какие, — ответил я. — «В субботу случилось Ему (Христу) проходить засеяннми полями, и ученики Его срывали колосья и ели, растирая руками.» (Лк., 6:1). «Фарисеи, увидевши это, сказали Ему: вот ученики Твои делают, чего не должно делать в субботу» (Мтф., 12:2).
В этом случае правда была на стороне фарисеев. Посему Христос и не обвинил их в лицемерии. Ученики действительно виноваты были в нарушении субботы. И оправдал Он их только указанием на подобное же преступление закона Божия, которое совершил пророк Давыд и бывшие с ним, когда ели священные хлебы, которых они не имели права есть, а только одни священники.
На будущее же время Он сказал, как относиться к субботе: «Не человек для субботы, а суббота для человека» (Мрк., 2:27), то есть каждый имеет право нарушать ее по своему усмотрению. А о самом Себе сказал: «Сын человеческий (т. е. Христос) есть господин и субботы» (Мрк., 2:28). И как всякий господин, или хозяин какой либо вещи, имеет право изменить, отменить, переменить на другой предмет, или совсем уничтожить субботу. И действительно, Христос отменил празднование субботы следующим образом. Исцеляя при овчей купели долговременно расслабленного, Он сказал ему: «Встань, возьми постель твою и ходи. И он тотчас выздоровел, и взял постель свою и пошел. Было же это в день субботний. Посему иудеи говорили исцеленному: сегодня суббота: не должно тебе брать постели. Он отвечал им: Кто меня исцелил, Тот мне сказал: Возьми постель твою и ходи. Его спросили: кто Тот Человек, Который сказал тебе возьми постель твою и ходи? Исцеленный же не знал, кто Он, ибо Исус скрылся в народе, бывшем на том месте» (Иоан., 5:8–14).
Тут нельзя сказать, что иудеи стояли за субботу не из ревности к ее соблюдению, а из зависти или ненависти к Исусу Христу, как в некоторых других случаях. Ведь они не знали, кто именно велел исцеленному нарушить субботу. Они восставали вообще против того, кто повелел совершить это законопреступление, кто бы он ни был. В этом случае действительно было прямое нарушение субботы, прямое преступление четвертой заповеди.
Бог строго запретил носить ношу в день субботний. А Христос повелел исцеленному нести ношу в виде постели.
Адвентист спросил: «А где сказано, что Бог запретил носить ношу в субботу?»
Я ответил: «В книге пророка Иеремии написано: «Так говорит Господь: берегите души свои и не носите нош в день субботний и не вносите из ворот Иерусалима. И не выносите нош из домов ваших в день субботний... А если не послушаете Меня в том, чтобы святить день субботний и не носить нош, входя в ворота Иерусалима в день субботний, то возжгу огонь в чертогах ваших, — и он пожрет чертоги Иерусалима и не погаснет» (Иерем., 17:21–22, 27).
Вот какими страшными угрозами Бог воспретил носить в субботу ноши, где бы то ни было: и выносить из дому, и носить по улице, и вносить воротами Иерусалима.
Поэтому-то иудеи всегда так строго и соблюдали это повеление и не дозволяли носить никаких нош в день субботний. В книге Неемии, бывшего после плена вавилонского, читаем: «И слуг моих я (Неемия) оставил у ворот, чтобы никакая ноша не проходила в день субботний» (Неем., 13:19). Из этого ясно, что повелевая исцеленному в субботу носить ношу в виде постели, Христос явно заповедал ему нарушать субботу и всякого другого рода работою. Ведь ношение постели по улицам не есть доброе дело, а обычный будничный труд, являвшийся прямым нарушением святости субботы. А разрешил в субботу один труд, запрещенный Самим Богом. Христос разрешил исполнять и всякие другие виды труда даже без всякой необходимости. Исцеленному не было никакой необходимости нести постель в день субботний. Он мог придти за ней на другой день: или если опасно было оставить ее без надзора, мог побыть около нее до вечера. Суббота ведь кончалась с заходом солнца. Повелев исцеленному так явно и без всякой необходимости нарушать ее. Это понятно само собою.
Когда иудеи узнали, Кто исцелил расслабленного и повелел ему взять постель и носить, то «...Стали гнать Исуса и искали убить Его за то, что Он делал такие дела в субботу.» (Иоанн, 5:16), и не убили может быть только потому, что тогда еще не было адвентистов. Вы непременно помогли бы иудеям убить Христа, как явного нарушителя субботы. Как преступника четвертой заповеди [11].
«И еще более искали убить Его иудеи еще за то, что Он не только нарушал субботу, но и Отцом Своим называл Бога, делая Себя равным Богу» (Иоанн, 5:18).
Евангелист не зря поставил вместе два обвинения со стороны иудеев против Исуса Христа: одно в том, что Он нарушал субботу, а другое, что Он делал Себя равным Богу — Отцу, это для того, чтобы показать, что обвинение Его в нарушении Им субботы не было клеветой; так же, как не было клеветой и то, что Он делал Себя равным Богу Отцу. Если же признать, что обвинение Христа в нарушении субботы было клеветой, то необходимо признать клеветой и то, что Он делал Себя равным Богу Отцу.
Все вышеизложенное заставляет принять одно из двух:
1) Если признавать субботу нерушимой, четвертую заповедь о ней считать в полной силе, то неизбежно следует признавать Исуса Христа нарушителем субботы, преступником четвертой заповеди закона Божия, или великим грешником, что и подумать страшно, и тогда мы должны отречься от Него и перестать быть христианами;
2) Если признавать Христа Господом Богом, имевшим право нарушать субботу, и другим заповедовать нарушать ее, имевшим власть таким образом отменять ее, как ее полноправный господин, то мы непременно должны считать субботу необязательной для нас, ненужной вещью, и все постановления о ней признавать таковыми же.
Третьего выхода по отношению к субботе у христиан нет!
Празднующие субботу, одним этим фактом празднования, обвиняют и осуждают Христа, как преступника закона Божия, как грешника. Признающие же Христа Богом должны отвергнуть субботу, как вещь им отмененную.
9. Можно и еще привести из Священного Писания против субботы. Так. например, еще в Ветхом Завете господь Бог говорил: «Новомесячий и суббот. праздничных собраний не могу терпеть: беззаконие и празднование» (Исаия, 1:13). Так что если бы в Новом Завете и полагалось праздновать субботу, а мы христиане, ошиблись бы, празднуя воскресение, и то это уже ни такая большая ошибка, чтобы только ради нее погибли бы все христиане, миллионы, миллиарды христиан, которые были, есть и будут, не смотря ни на их горячую веру в Бога, ни на нелицемерную любовь к Нему, ни на все свои добродетели, на все, что устроено Христом для нашего спасения.
Но в Новом Завете полагается праздновать не субботу, а воскресение, что выяснится в дальнейшей нашей беседе».
Адвентист: «Ну нашли же вы что привести против субботы. Да ведь это сказано не о субботе, не о седьмом дне недели, а о субботах. Сказано, во множественном числе.
У евреев, кроме субботы еженедельной, были еще другие субботы, например, юбилейные, которые праздновались каждые семь лет один раз, а то была еще суббота, которая праздновалась один раз в пятьдесят лет. Вот об этих-то субботах и сказал Бог, что не может терпеть их. Да и это сказано не против самих суббот, а против грехов, беззаконий и злодеяний людей, что они такими своими делами оскверняли субботы и всякие праздничные собрания. И именно поэтому Бог не может терпеть их. Это так ясно, что я удивляюсь, чего вы привели место о субботах».
Я ответил: «Вы тут сказали и правду, и неправду. Правду вы сказали, что Бог не потому не мог терпеть новомесячий и суббот и прочее ветхозаветных законов, чтобы они были сами по себе противны Ему, а за злые дела людей.
А неправду сказали вы, утверждая, что это относится только к каким-то семилетним субботам, а не к субботе, которая празднуется еженедельно. Если по-вашему принимать речь Господа, то смысл ее будет таков: «новомесячия и субботы не могу терпеть за ваши злые дела, которые вы совершаете в эти святые дни, кроме субботы, празднуемой еженедельно. В эту субботу, какие бы злодеяния вы ни совершали, я буду терпеть ее, или сказать прямее — вас.
Таким образом, по-вашему выходит, что Бог разрешал творить в еженедельную субботу злые дела, а запретил только в другие субботы. Но понятно, Бог запретил грешить во все дни, а в праздники и в субботу — в особенности. А потому под словом: «суббота» Он разумел и еженедельные субботы и скорее всего — их. Ведь в собственном смысле субботой называется еженедельная суббота, а остальные, от нее уже получили название суббот, и называются субботами не в собственном смысле, а нарицательно, как называется еженедельная суббота, а остальные, от нее уже получили название суббот, и называются субботами не в собственном смысле, а нарицательно, как называются сынами Божиими и миротворцы. Поэтому, где сказано в Священном Писании просто о субботе, или о субботах без прибавления о каких именно субботах говорится, надо разуметь именно субботу: седьмой день недели. В книге «Исход» сказано о субботе во множественном числе, а разумеется седьмой день недели: «Субботы мои соблюдайте (говорит Господь)... шесть дней пусть делают дела; а в седьмой — суббота покоя, посвященная Господу» (Исх., 31:13, 15). Но есть места, где сказано о субботе и в единственном числе, а разумеется не седьмой день недели, а другие праздники. (Лев., 23)
Ваше толкование, что если сказано во множественном числе, то нужно разуметь какие-то другие субботы, а не седьмой день недели, есть просто благовидная увертка.
Ведь в приведенном мною месте из пророка Исаии во множественном числе сказано не только о еженедельном празднике, о субботе, но и ежемесячном, каковы новомесячия, хотя других новомесячий, кроме ежемесячных не могло быть. Ясно, что если под новомесячиями разумеется ежемесячный праздник, то и под словом субботы, разумеется еженедельный праздник. Во множественном числе сказано о том и о другом потому, что их было много в году: новомесячий тринадцать, а суббот пятьдесят две.
Привел же я из пророка Исаии, что субботы, как и новомесячия нестерпимы для Бога, не для доказательства что в Ветхом Завете не нужно праздновать их, для того, чтобы показать, что субботе не следует придавать такого исключительного значения, какое придаете ей вы, адвентисты, будто без соблюдения субботы, без буквального исполнения четвертой заповеди, все христиане погибнут: не спасет их ни вера во Христа, ни любовь к Богу и людям и ничто другое. Напротив, если кто творит злые дела, того суббота не спасет, как бы он строго не соблюдал ее.
10. В Священном Писании о субботе говорится и в единственном числе, как о предмете не нужном для христиан, одинаковым с новомесячиями и другими новозаветными установлениями. Святой апостол Павел, как бы предвидя, что в последствии явятся люди, которые станут праздновать субботу, и будут придираться даже к тому, в каком числе о ней сказано, написал, в послании к колосянам вот что: «Итак, никто да не осуждает вас за пищу или питие, или какой-нибудь праздник, или новомесячие, или субботу: это есть тень будущего, а тело — во Христе» (Кол., 2:16–17).
Как тень нельзя есть, нельзя из нее сшить одежду, и вообще она ни на что негодна и не нужна, так и суббота не нужна хрисианам. Поэтому-то апостол Павел так решительно и вышвырнул субботу вон из церкви и свалил ее в одну кучу с новомесячиями, разными иудейскими праздниками, в роде кучек, пурима, и другим ветхозаветным хламом, признав все это тенью, пустым местом, бесполезными и не нужными для христиан предметами.
И вот из этой кучи, которая за тысячу восемьсот лет достаточно провонялась, г. Миллер взял одну только субботу, как предмет необходимый и самый спасительный для христиан. А вы, адвентисты, его последователи, и носитесь с ней, как с писанной торбой, всеми силами стараясь заставить всех христиан принять и праздновать ее. Иначе все христиане погибнут.
Но вы, адвентисты, в этом случае поступаете непоследовательно и неправильно. Если вы празднуете субботу, то должны праздновать и новомесячия, и всякие другие праздники, а также исполнять полностью и закон Моисеев. Ведь апостол Павел признал, что одинаковое достоинство имеют, как суббота, так и все другие иудейские обычаи. Если же считаете делом греховным празднование новомесячий и прочих иудейских праздников, то таким же грехом должны почитать и празднование субботы».
Адвентист: «Вы неправильно понимаете изречение апостола Павла, что суббота есть тень будущего. Это апостол Павел говорит о субботах в законе обрядов, служащих лишь тенью, а не о субботе нравственного закона, то есть не о субботе четвертой заповеди, а о субботе, о которой говорится в книге Левит, о празднике очищения, о кущах и о других праздниках (Лев., 16:31; 23:3, 32). Там они тоже называются субботой».
Я возразил: «Зачем вы извращаете ясный смысл учения апостола Павла об иудейских праздниках и о субботе, которым он и то и другое называет тенью. Если бы он упомянул не только о субботе, а о праздниках нет, тогда еще можно было бы, хотя и с натяжкой, говорить то, что вы утверждаете, что здесь под субботой разумеются разные иудейские праздники: день очищения, кущей и прочее.
Но великий апостол как бы предвидел эту вашу уловку и потому упомянул о праздниках иудейских отдельно и о субботе отдельно. Он написал: «...Итак, никто да не осуждает вас... за какой-нибудь праздник или новомесячие или субботу: это есть тень будущего, а тело — во Христе» (Кол. 2:16–17). Как не совестно вам толковать, что под словом «за какой-нибудь праздник» разумеются вообще праздники, и под словом «суббота», разумеются те же праздники. Кем же вы представляете апостола Павла, если приписываете ему такую нелепость. А затем я должен обратить ваше внимание на то, что нигде в Священном Писании не сказано, что Ветхий закон делится на нравственный и обрядовый, и что первый неизменяем, а второй изменяем. Деление это придумано людьми и не особенно давно, а вы, адвентисты, сделали из него прекрасную лазейку для себя: что вам не нравится, о том вы говорите: это обрядовый закон: он отменен и исполнению не подлежит. А что нравится вам, вы говорите: это нравственный закон, Сам Бог требует обязательно исполнять его.
В «Ветхом Завете» можно найти не два, а целый десяток законов, а то и больше:
1) закон нравственный;
2) закон обрядовый;
3) закон юридический;
4) обязанности священника;
5) закон семейный;
6) закон общественный;
7) закон о праздниках;
8) закон земельный;
9) закон о женщинах;
10) закон о болезнях и тому подобное.
Для изучения Библии такие деления полезны, но для исполнения безполезны. На сколько категорий вы не делите закон, обо всех их сказано, что они подлежат безусловному исполнению. И даны на вечные времена: названы вечными как десять заповедей, так и обрезание (Быт., 17:7), и пасха и кущи, и прочие праздники (Лев., 16:31; 23:21, 31, 41), и о жертвоприношениях и о всем вообще законе сказано, что подлежит проклятию тот, кто не будет исполнять его (Втор., 27:26). Это с одной стороны, а с другой: апостол Павел считает весь Моисеев закон отмененным, — вернее сказать замененным Новым Заветом, верою во Христа. Он не делает исключения ни для десяти заповедей, ни вообще для так называемого вами нравственного закона. Он говорит, что закон для нас умер, и мы свободны от него, как свободна жена от супружеских обязанностей по смерти мужа, и имеет право выйти за другого. Так и мы по смерти Ветхого Закона приняли Новый — веру во Христа, Благодать Божию, Новый Завет. И это нам заменяет закон (Рим., 7:1–6)».
Адвентист: «Но десять заповедей не подлежат не только отмене, но и исправлению. А потому апостол Павел под «субботой» не мог разуметь субботу четвертой заповеди и назвать ее тенью».
Я спросил: «А если кто исправит какие-нибудь из этих заповедей, хотя бы для усовершенствования их, чему он подлежит»?
— Он не вкусить от древа жизни, — ответил адвентист. — Он изменил шестую и седьмую заповеди для их усовершенствования, которые, казалось бы, не нуждаются ни в каком усовершенствовании. Он сказал: «Вы слышали, что сказано древним (на скрижалях): «Не убивай; кто же убьет, подлежит суду. А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на своего брата напрасно, подлежит суду; кто же скажет брату своему: рака (пустой человек) подлежит синедриону (верховному судилищу); а кто скажет: безумный, подлежит геенне огненной… Вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй. А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем» (Мтф., 5:21–28)».
 — Значит, по вашему, сам Христос не вкусит от древа жизни, не наследует жизни вечной и Царствия Небесного — возразил я. — Ведь Он изменил некоторые из десяти заповедей. Но этого мало. Он поставил десять заповедей на одну доску с юридическими постановлениями, или, выражаясь по вашему — с обрядовым законом. После исправления упомянутых заповедей, Он тут же исправил и закон о браке, и заповедь о клятве, и закон о возмездии: око за око, зуб за зуб (Мтф., 5:31—40). А заповедь о субботе Он прямо заповедал нарушать, повелев исцеленному при купели совершать в субботу обычный будничный труд, а также и в других случаях, о чем мы уже говорили.
 А потому апостол Павел имел полное основание отнестись к субботе, так же как и ко всем иудейским праздникам, назвав все это тенью: предметами несуществующими и ненужными.
Адвентист сказал: «Вы все толкуете, что Ветхий Закон отменен весь, не исключая и десять заповедей. А Христос напротив подтверждает закон пророков и заповеди. Он прямо сказал: «Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна йота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все. Итак, кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречется в Царстве Небесном; а кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царстве Небесном.» (Мтф., 5:17–19). Значит и заповедь о субботе должна исполняться. Вы что скажете на это»?
Я ответил: «Христос, действительно пришел не нарушить или не преступить и не преступил ничего из Ветхого Закона. Он принял и обрезание, Он вкушал опресноки, ходил в Иерусалим на праздники. А уж о десяти заповедях и говорить нечего. Он вообще исполнил все, что требовал Ветхозаветный Закон. Но это еще не значит, что и мы, христиане, обязаны буквально исполнять весь Ветхий Завет. Также нельзя понимать буквально, что ни одна иота или черта из закона не должна остаться неисполненной, и кто нарушить хотя и малую заповедь Ветхого Закона, тот не будет виновен. Иначе, если понимать буквально, то виновным окажется и сам Спаситель исправивший некоторые заповеди. Придется признать виновным и апостола Павла, который неоднократно повторяет, что Ветхий Закон необязателен для всех христиан.
Тогда необходимо будет совершать и обрезание, есть на Пасху только опресноки, праздновать все иудейские праздники, в том числе и субботу, приносить кровавые жертвоприношения и прочее.
Но оное изречение Христа надо понимать не буквально, а в том смысле, что весь Ветхий Завет, все его постановления и заповеди, были только тенью или прообразом будущего Нового Завета, в котором мы живем. В нем они и должны исполняться в подлинном виде. Например, в Ветхом Завете был Храм, разделявшийся на три части: и наши храмы в Новом Завете делятся на три части, — вместо святое святых — алтарь, а остальные две части для народа.
В Ветхом Завете было священство по чину Ааронову в трех чинах иерархии: архиерей, священники и левиты: и в Новом священство по чину Мельхиседека тоже в трех чинах: архиерей (или епископ), священники и диаконы. Тогда приносились в жертву Богу ягнята, телята и другие животные: теперь приносится Богу бескровная жертва в виде хлеба и вина, тело и кровь Христовы. Тогда кровавые жертвы приносились только в Иерусалиме; а теперь приносится по всему миру бескровная жертва. В Ветхом Завете были херувимы, перед которыми молились, в Новом — изображения Христа Бога и святых Его. В Ветхом — обрезание: в Новом — крещение. В Ветхом миропомазывали только священников и царей: в Новом — всех христиан, так как в известном смысле Спаситель сотворил нас царями-иереями Богу и Отцу Своему. В Ветхом — суббота: в Новом — воскресение. В Ветхом сказано: не убивай, а в Новом — даже не гневайся. В Ветхом сказано: не прелюбодействуй, а в Новом — даже не смотри с вожделением и прочее и прочее.
Можно такие перечисления вести без конца. Сказать кратко: исполнением всего Нового Завета, всех церковных установлений мы исполняем весь Ветхий Завет, бывший прообразом Нового. Самое же главное: мы должны исполнять его любовью к Богу и людям. Ибо в этих двух заповедях заключается весь закон и пророки, как сказал сам Спаситель, «кто любит Бога и ближнего, тот исполнил весь закон», — говорит Иоанн Богослов. Отношения Ветхого и Нового Завета можно объяснить таким наглядным примером. Вот перед нами дерево — яблоня. Корень и ствол это Ветхий Завет, а листья и плоды — Новый. Есть следует только яблоки. Но если бы кто вместо яблок стал есть корни, то он только повредил бы свое здоровье. Так и тот, кто руководствуется Ветхим заветом, вредит здоровью своей души. Но если бы кто стал утверждать, что корни яблони нам не нужны; нам нужны только чистые и вкусные яблоки, и стал бы обнажать и уничтожать корни, то он совершил бы преступление: погубил бы всю яблоню и самые плоды. Новый Завет питается Ветхим как плоды корнями. Но это не значит, что мы должны исполнять Ветхий Завет: питаться корнями. Весь смысл яблони в плодах. Весь смысл Ветхого Завета — в Новом. Исполнением последнего мы исполняем и первый.
Так нужно понимать и изречение Спасителя, что ни одна иота из Закона не останется не исполненной, и что нельзя нарушать и малейшей заповеди. А не так буквально как вы толкуете, что все сказанное в Старом Законе о субботе должно быть исполняемо буквально, не взирая ни на что. Это ваше толкование тем более неверно и неубедительно, что вы и сами не исполняете все заповедания Божии о субботе».
— Как не исполняем? — возмутился адвентист. — Кто не исполняет всего, что сказано в законе о субботе, тот погибнет на веки. Поэтому адвентисты исполняют буквально все, что Бог сказал о субботе.
Я заметил: «Бог заповедал убивать всякого, кто будет работать в субботу. А адвентисты не исполняют этого: не убивают тех, кто работает в субботу. Если они не убивают таких людей из страха перед государственными властями, то значит они боятся людей больше, чем Бога.
А сами всем другим твердят относительно неудобства празднования субботы, что «Бога надо слушать больше, чем людей». Они оказываются более человекоугодниками чем богоугодниками. Иначе сказать: являются лицемерами, наполовину, а может быть и меньше, исполняя закон Божий о субботе, и наполовину, а может быть и больше нарушая его.
А что действительно Бог повелел убивать всякого, кто станет исполнять какую бы то ни было работу в субботу, об этом написано в книге «Исход». «И сказал Господь Моисею, говоря...скажи сынам Израилевым так: субботы Мои соблюдайте, ибо это - знамение между Мною и вами в роды ваши, дабы вы знали, что Я Господь, освящающий вас; и соблюдайте субботу, ибо она свята для вас: кто осквернит ее, тот да будет предан смерти; кто станет в оную делать дело, та душа должна быть истреблена из среды народа своего; шесть дней пусть делают дела, а в седьмой - суббота покоя, посвященная Господу: всякий, кто делает дело в день субботний, да будет предан смерти; 16 и пусть хранят сыны Израилевы субботу, празднуя субботу в роды свои, как завет вечный...» (Исх., 31:1–16).
Все это строго соблюдали Израильтяне. Велика ли работа собирать дрова (вернее — топливо) в пустыне. Не рубить, не пилить и не колоть, а только собирать. Но когда один человек был замечен делающими это в субботу, то: «... Сказал Господь Моисею: должен умереть человек сей; пусть побьет его камнями все общество вне стана. 36 И вывело его все общество вон из стана, и побили его камнями, и он умер, как повелел Господь Моисею.» (Числ., 15:32–36).
Адвентисты этого не делают: не убивают людей за работу в субботу, вопреки повелению Божию, в нарушение Завета вечного.
Впрочем они, может быть, и убивали бы, да власть-то пока не в их руках. Когда же власть окажется в их руках, тогда они пожалуй, и убивать будут всех нарушителей субботы. А потому, кто дорожит своей жизнью и безопасностью и жизнью своих ближних, тот должен стараться не допускать адвентистов к власти: не выбирать их ни в парламент и ни в какие другие учреждения и должности.
Всего можно ожидать от этих фанатичных субботников и заклятых врагов воскресения, бешено ненавидящих всех празднующих этот святой день и считающих их за это последователями антихриста, принявшими его печать и поклоняющихся его образу».
На все это адвентист сказал: «Все ваши слова и оказательства не имеют для меня никакой убедительной силы. Субботу следует праздновать в Новом Завет так же, как праздновали ее в Ветхом. По обетованию Божию святые будут праздновать субботу Господню — день вечной памяти сотворения мира и в этот день особенно будут поклоняться Богу на новой земле. В книге пророка Исаии читаем: «Тогда из месяца в месяц, из субботы в субботу будет приходить всякая плоть пред лице Мое на поклонение, говорит Господь» (Исаия, 66:23). Вы что скажете на это»?
Я ответил: «Да вы сами не исполняете этого пророчества. В Ветхом Завете праздновали не только еженедельный праздник субботу, но и ежемесячный, который назывался новомесячием[12]. В прочитанном вами тексте об обоих праздниках сказано одинаково: «из месяца в месяц, и из субботы в субботу». Если вы поэтому празднуете еженедельный праздник — субботу, то должны праздновать и ежемесячный — новомесячие. Не празднуя же ежемесячного праздника, вы не имеете права праздновать и еженедельного. Так выходит, если понимать по вашему, буквально, приведенное вами пророчество. Понимать же его буквально невозможно. Иначе получится полнейшая несообразность и бессмыслица. Можно ли понимать буквально в этом пророчестве, несколько выше, следующее: «...И представят всех братьев ваших от всех народов в дар Господу на конях и колесницах, и на носилках, и на мулах, и на быстрых верблюдах, на святую гору Мою, в Иерусалим, говорит Господь...» (Исаия, 66:20). Было ли или будет ли это когда либо? Конечно, нет. А если так, то он или говорит неправду, или надо понимать его не буквально, а в переносном смысле, или как фигуральное выражение. То есть, оно не то значит, что людей будут представлять и на носилках, и на верблюдах, и на других животных в теперешний палестинский Иерусалим, а то, что бесчисленное множество язычников обратится в христианство. Точно так же нужно понимать и выражение: «из месяца в месяц, и из субботы в субботу», что все верующие будут постоянно обращаться к Богу с молитвою, а не то что праздновать ветхозаветные иудейские новомесячия и субботы, которые апостол Павел назвал тенью, а Сам Исус Христос просто отменил, заповедав верующим, в лице исцеленного расслабленного, совершать в субботу обычную будничную работу.
11. Теперь необходимо объяснить, почему же в Новом завете не нужно праздновать субботы и почему следует праздновать воскресение.
Прежде всего спрашивается: почему, по какой причине, праздновали субботу в Ветхом Завете?
Потому праздновали ее, что Бог, после шести дней творчества, в седьмой день почил от всех дел Своих. Так говорится в книге «Бытия» (2:7) и в книге «Исход» (20:11). Поэтому-то седьмой день недели и назван «субботой», что по-русски значит «покой», или отдых.
Если бы Бог не почивал в седьмой день от дел, а продолжал бы творение, то в этот день не полагалось бы и праздновать. Так потом и получилось, что Господь Бог творил или работал и в седьмой день недели, в субботу. И поэтому она потеряла для нас свое значение покоя, или праздника, и стала обыкновенным будничным трудовым днем, как и все трудовые дни недели».
— А когда же и какую работу Бог совершал в субботу? — спросил адвентист.
Я ответил: «Вследствие известного преступления нашего праотца все его потомки по смерти шли во ад, как грешные, так и святые. И Каин, и Авель, и Ной, и Авраам, и Давыд, и Исаия и все прочие люди по смерти водворялись в темницах адских. Все находились как бы в плену у диавола. И вот Сын Божий, Господь наш Исус Христос, для спасения рода человеческого от власти диавола, воплотился от Девы Марии, жил среди людей, как человек, учил добру, творил чудеса, и, наконец, был распят на кресте и умер в пятницу перед вечером. И своею душою, или духом, сошел в преисподнюю, в адские темницы. И там в течении всего субботнего дня работал. Освобождая от адского плена души всех умерших, с верою ожидавших Его пришествия и принявших Его благовестие, что Он есть Спаситель мира, и явился во ад для их спасения».
Адвентист: «Чем же вы докажете, что Христос по смерти Своей сходил во ад».
Я ответил: «Святой апостол Павел пишет: «... Христос, чтобы привести нас к Богу, однажды пострадал за грехи наши, праведник за неправедных, быв умерщвлен по плоти, но ожив духом, которым Он и находящимся в темнице духам, сойдя, проповедал, 20 некогда непокорным ожидавшему их Божию долготерпению, во дни Ноя, во время строения ковчега...» (Петр., 3:18–20)».
— В какой темнице находились духи умерших людей некогда непокорных Божию долготерпению при праведнике Ное? — спросил собеседник.
— Разумеется, не в каменной, не в вещественной темнице, а в невещественной адской темнице. И если Христос сходил к ним проповедовать, то конечно и ко всем другим душам или духам умерших.
— Но почему же не сказал апостол Петр, что Христос сходил ко всем духам, а упомянул бывших при Ное, — спросил собеседник.
— Из контекста приведенного мною места видно — ответил я, — что апостол Петр упомянул о находившихся в темнице духах живших при Ное людей, как бы мимоходом, из чего явствует, что тогда у христиан не было сомнения в том, что Христос сходил во ад ко всем духам умерших.
А как видно, некоторые сомневались и, вероятно спорили о том, а сходил ли Христос к духам непокорников, бывших при Ное. Апостол разрешает это сомнение, говоря, что Он и к ним сходил проповедовать.
Если люди обыкновенно ничего не делают без смысла, без цели, то Бог тем более. Какой же смысл был в том, что Христос умер ни в воскресение, ни в четверг и ни в какой либо другой день, а именно в пятницу вечером и пробыл мертвым всю субботу, а не среду или понедельник? Ведь все это сделалось даже вопреки желанию Его врагов, которые хотели убить Его, но не в праздник Пасхи, которая приходилась в субботу, а после. Смысл именно в том, что евреи тогда заклали пасхального агнца в пятницу, который был прообразом Христа. Поэтому самое время, суббота, оставалась единственным днем, в который Бог не творил ничего, а почил от всех дел Своих.
А люди своими грехами сделали, что Он в этот день благоволил творить добро для спасения их. В этот день Он сошел во ад и вывел оттуда души или духи умерших людей, и ввел их в рай. Окончив эту работу, Он воскрес из мертвых. После этого суббота для Бога, а следовательно и для нас, стала таким же рабочим будничным днем, как и прочие дни недели.
12. Что же происходило на земле в эту поистине великую субботу? Происходило нечто необычайное, поразительное среди людей, имевших какое-либо отношение и Исусу Христу. Анна и Каиафа со всеми своими саддукеями, и фарисеи с книжниками, и все вообще враги Христовы торжествовали полную победу. Наконец-то уничтожен их единственный и опасный противник — Исус из Назарета, Который постоянно мозолил им глаза и совесть, своими чудесными исцелениями увлекал за собою народ, проповедовал какое-то небесное царство, препятствовал таким образом сделать всенародное революционное восстание для свержения ненавистного ига римского владычества, мешавший восстановить царство иудейское в самом блестящем виде, лучше чем при Соломоне и Давыде. Так что им иудеям будут покорны все народы и все люди будут служить им.
Да и как уничтожен этот их противник, Исус Назарянин? Уничтожен навсегда, и притом самою позорною смертью. И как все это удалось скоро, неожиданно и легко. В течении полусуток все дело Исуса было разрушено: в пол сутки Он был арестован, осужден и распят. Все обстоятельства сложились явно в их пользу и против Христа. Даже один из учеников его, Иуда Искариотский, явился предателем Его и оказал им незаменимую услугу. Остальные ученики Его разбежались. Как же тут не торжествовать и не ликовать врагам Его. Они были вне себя от счастья, поздравляли друг друга, с так удачно обделанным делом. Они потирали руки от удовольствия, прыгали от радости шутили, смеялись хохотали. Так праздновали они эту субботу, как никогда. Невозможно описать всего, как торжествовали и веселились тогда враги Христа.
Настроение же в эту субботу у последователей Христа было совершенно противоположное тому, какое было у врагов Его. Одиннадцать учеников его объяла невыносимая скорбь, их души давила страшная тоска уныние и печаль. Горло сдавливало и слезы лились сами собою. Эти мужественные люди плакали и рыдали безуспешно (Мрк. 16:10), о чем предсказал Сам Спаситель. (Иоанн, 16:20). Они находились в безотрадном состоянии. Этот Человек, Которого они признавали Христом, которому верили как Богу, Который должен был устроить Царство и небесное, и земное; на Которого они так рассчитывали и строили столько планов, — так неожиданно и незаслуженно подвел их, оскандалил перед всем миром. И Сам погиб позорной смертью на кресте и их погубил. А ведь Он был не обманщик. Он был силен делом и словом перед Богом и всеми людьми (Лк., 24:19); Он только одним своим словом творил необыкновенные чудеса, исцелял больных, воскрешал мертвых. И не могут они припомнить за ним ни одного дурного поступка ни оного плохого слова. И если на такого Человека нельзя положиться, то на кого же можно. Все погибло. Все разрушилось до основания. Теперь Он лежит в пещере мертвый разлагающийся. Его даже не успели помазать, набальзамировать как следует, потому что солнце заходило и наступала суббота. Дальше невидно никакого просвета, не осталось никакой надежды.
Одиннадцати ученикам и в голову не приходила мысль о том, что Христос воскреснет. Даже, на другой день, когда Мария Магдалина возвестила им, что Он воскрес, и она сама видела Его, они не поверили тому (Мрк., 16:11), когда потом явились к ним все жены мироносицы и рассказали о воскресении Христа, то они еще более ожесточились. Весть эта показалась им пустым звуком, чепухой, не стоящей внимания (Лк., 24:11). Когда, наконец, явились к ним двое из соучеников и возвестили, что видели воскресшего Христа, то они и им не поверили (Мрк., 16:11). Так чужда была им мысль, что Христос воскреснет. Сколько они ни думали, не могли найти никакого выхода из создавшегося невыносимого положения: не видно было ни малейшей отрады, ни малейшего утешения.
Убита всякая надежда потеряна всякая вера. Они не могли как следует, (а может быть и совсем не могли) ни пить, ни есть, ни спать. Неописуемое беспокойство овладело ими, и они не находили себе места. Они боялись и дрожали за свою собственную жизнь. И находились за запертыми дверями из опасения от иудеев, как бы те не взяли их и не стали мучить и распинать на крестах, хотя иудеи, враги Христа, как видно, и не думали трогать их. А если бы решили арестовать их, то, конечно никакие запоры не спасли бы их. Но они так были расстроены, что потеряли всякое соображение. Невозможно ни представить, ни описать тех мук и страданий, какие пережили они в эту воистину страшную и страстную субботу. Суббота, после всего этого стала для апостолов Христовых не днем покоя, а днем крайнего беспокойства, не днем праздника, а днем плача и рыданий; не днем радости и веселия, а днем невыносимой печали и скорби. Суббота стала днем мрака и тьмы, днем ужаса и отчаяния, днем гибели веры, надежды и любви днем торжества зла над добром, днем издевательства над Богом Его врагов. Разумеется, ученики потом не могли и вспоминать о субботе без содрогания и стыда, а не то чтобы праздновать ее. Содрогались они при мысли о самих себе, что они были так малодушны, так быстро разочаровались в Своем Учителе, Христе, так неразумно не понимали Его плана спасения человечества, несмотря на то, что Он говорил им все ясно и понятно; им было стыдно, что они потеряли всякую надежду на Христа и веру в Него, и впали в бездну неописуемого отчаяния и думали что Он погиб и они погибли навсегда.
13. Но вот прошла ужасная ветхозаветная суббота. Наступил первый день недели, день светлого Христова воскресения, — И все изменилось к лучшему, да к такому хорошему, как никто и не ожидал и не воображал. В начале этого дня учеников еще продолжают терзать субботние мучительные переживания: они продолжают еще безнадежно плакать и рыдать. (Мрк., 16:10). Но являющиеся к ним один за другим вестники говорят, что Христос воскрес и они сами видели Его живым. Апостолы хотя и не верят этому, но лед этого неверия уже несколько смягчился, и у них появилась некоторая надежда, на душе у них стало легче. Наконец, явился к ним сам воскресший Христос.
Когда они сидели за запертыми дверями, Он, не отворяя дверей, вдруг стал посреди них и сказал: «мир вам!»
Это так поразило их, так было неожиданно для них, что они не верили самим себе, не верили своими глазам и ушам. «Они смутились и испугались: подумали, что видят духа, а не воскресшего Христа» (Лук., 24:37).
Христос узнал их мысли, и «сказал им: что смущаетесь и для чего такие мысли входят в сердца ваши. Посмотрите на руки Мои и на ноги Мои, это Я Сам». Для большего убеждения их Он предложил ощупать Его, говоря, что «дух не имеет плоти и костей, как видите у Меня. Сказав это, Он показал им руки и ноги. Но они от сильной радости еще не верили и дивились».(Лук., 24:38–41)
Это было очень благодетельно для учеников, что они не сразу поверили воскресению Христа. Уж слишком резок был переход от субботней бездонной печали и скорби к неизглаголанной радости, к веселию воскресения Христова, от субботнего холодного мертвящего отчаяния к теплоте воскресшей надежды, веры и любви. При подобных обстоятельствах нередко случалось, что у людей расстраивалось здоровье, повреждались умственные способности, а некоторые даже совсем и умирали. Чтобы не случилось этого и с учениками, можно сказать, сама природа сделала так, что они от радости не сразу поверили, что Христос воскрес, когда Он и явился к ним.
Чтобы окончательно убедить учеников, что это Он Сам, Христос спросил, нет ли у них какой пищи. Они дали ему печеной рыбы и сотового меда. И взяв, пред ними, ел. И сказал им от Писания, что так надлежало пострадать Ему и войти в славу Свою. И тогда отверз им ум к разумению Писаний. Так рассказывает евангелист Лука (гл. 26). А евангелист Иоанн Богослов добавляет еще, что Христос: «... Сказал им: Как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас. Сказав сие дунул и говорит им: примите Духа Святого. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся» (Иоанн, 20:21-23).
Когда таким образом ученики совершенно убедились в действительности воскресения Христова, и получили Духа Святого, радости их не было границ. Они не знали, что делать от наполнившего их души неописуемого блаженства. Они поздравляли друг друга, обнимали, целовали, плакали, но уже не от печали, а от радости и веселия. Для них теперь стало ясно, яснее солнца, что Исус действительно есть Мессия-Христос, что они не обманулись в Нем, что Он спасет народ израильский и все человечество. В первый день недели Христос не только Сам воскрес, но и воскресил Своих учеников, Своих последователей, воскресил их души воскресил их веру, надежду и любовь. Теперь уже никто не может поколебать их веры во Христа, никто не может отнять у них радости воскресения Христова, о чем Он так ясно и определенно предсказывал им перед Своими страданиями. «Истинно, истинно говорю вам: вы восплачете и возрыдаете(в пятницу и в субботу), а мир (Мои и ваши враги) возрадуется; вы печальны будете, но печаль ваша в радость будет (в первый день недели)... Так и вы теперь имеете печаль; но Я увижу (когда воскресну)вас опять, и возрадуется сердце ваше, и радости вашей никто не отнимет у вас; и в тот день (в воскресение) вы не спросите Меня ни о чем. Истинно, истинно говорю вам: о чем ни попросите Отца (в тот день) во имя Мое, даст вам. Доныне вы ничего не просили во имя Мое; просите, и получите, чтобы радость ваша была совершена» (Иоанн, 16:20, 22–24).
Видите, Христос сказал, что в тот день, когда Он воскреснет, учеников охватит неописуемая радость, и в этот день молитва их будет особенно доходна к Богу, почему они должны посвящать его молитве.
Апостолы, без сомнения, это делали. Совершали в этот день молитвы, говорили проповеди от пророчества, которые они уже разумели, то есть отправляли богослужение.
Но Христос сказал, что они должны и впредь повторять это в день воскресный. Он еще раз повторил им об этом дне: «В тот день,  сказал Он, — будете просить во имя Мое» (Иоанн, 16:26). Не сказал Христос, что в те дни, а: « в тот день» будете просить Бога, и Он услышит вашу молитву, исполнит вашу просьбу. Сперва сказал, что в тот день попросите Бога, а потом сказал, что в тот день будете просить, давая ясно понять, что тот день, в который Он воскреснет и явится им, будет повторяться, должна повторяться и их молитва к Богу.
Господь неоднократно отличал этот день, воскресение, и потом, о чем скажем немного погодя.
А теперь посмотрим, что делалось в этот день у врагов Христовых. Еще на рассвете этого первого дня недели прибежали к Анне и Каиафе воины перепуганные и трясущиеся, и рассказали им о том, что они видели и слышали, что явился ангел с неба, отвалил камень от гроба Исуса и сказал пришедшим мироносицам, что Христос воскрес. На первосвященников иудейских это произвело потрясающее впечатление, они совершенно обалдели и не знали, что делать. Субботнее торжество их и радость сменилось неописуемой давящей душу тоской и печалью.
Вся их вера, правильнее сказать, все безверие их рухнуло. Анна и Каиафа, как ревностные саддукеи, не веровали ни в существование ангелов и душ человеческих, ни в воскресение мертвых. И вдруг оказывается, что все это есть. Ангелы существуют, воскресение тоже налицо. И это свидетельствуют сами очевидцы — воины. Лучше бы они не ставили их к гробу Христа: не было бы свидетелей явления ангелов и воскресения.
Не зная как выйти из создавшегося положения, Анна и Каиафа поспешили созвать совещание, на которое не пригласили фарисеев, веровавших в существование душ и ангелов и в воскресение, а пригласили только старейшин, таких же безверующих саддукеев, как и они сами. Посоветовавшись, они решили подкупить воинов, чтобы те говорили, что: когда они ночью спали, ученики Христовы пришли и украли Его тело. Не обратили даже внимание на то, что это лжесвидетельство противоречит само себе. Ибо, если воины действительно спали, то как же они видели, что ученики Христовы пришли и украли тело Христа? Если же видели, что украли и даже — кто именно, то значит они не спали. Тогда как же они допустили это похищение? Но враги Христа так растерялись от вести о Его воскресении, что потеряли всякое здравое соображение. Горе, отчаяние, мысли о том, что вся работа их рушилась, что Христос действительно был Мессия, что Он воскрес, не давала им покоя, мучила, терзала их. Беспредельное отчаяние, что нельзя поправить разрушенного их дела, нельзя учеников убедить, что Христос не воскрес, что эта весть распространится, и масса иудеев, особенно из фарисеев, уверуют во Христа, не давала им покоя. Роли теперь переменились: Иудеи, враги Христа, тоскуют и горюют, а ученики радуются и веселятся.
День воскресения Христова стал днем торжества учеников Его над своими противниками, днем торжества света над тьмой, правды над ложью, днем победы добра над злом, днем торжества рая над адом, жизни над смертью, днем победы Бога над диаволом и всеми врагами Его.
День воскресный сталь предметом ненависти для врагов Христа и предметом благоговения и любви для последователей Его.
Апостолы Христовы продолжали радоваться и ликовать, рассказывали всем о том, что Христос воскрес, и что они сами видели Его воскресшего. Но апостол Фома отнесся к этому с недоверием, как видно, что человек тот был положительный и требовал осязательных доказательств.
Он сказал видевшим Христа апостолам, что не достаточно того, что они видели и слышали Его. Надо было еще и ощупать, чтобы без сомнения убедиться, что это Он, Христос воскресший, пока не ощупаю ран, полученных Им на кресте. Понятно, что Фома заронил зерно неверия и в души видевших воскресшего Христа апостолов. «А в самом деле может быть мы и ошиблись», — могли думать они.
Чем дальше, тем плевел сомнения рос больше. Прошел понедельник, Христос не явился. Проходит вторник, среда, пятница, а Он все не является. Пришла суббота — нет Христа. А может быть в самом деле, то был не Христос, а дух или привидение. Тут им невольно вспомнилась прошлая суббота, полная ужасных нестерпимых переживаний.
Разочарование и печаль охватило их души, хотя и не с такой силой, как в прошлую субботу.
Наступил первый день недели. Ученики Христовы собрались вместе, и конечно вспоминали о событии прошлого первого дня недели, как им явился воскресший Христос, что каждый из них тогда думал и чувствовал. Воспоминания были живые, сладостные. У них, без сомнения, явилась надежда, что наверное и в этот день Христос явится к ним. И надежда их оправдалась.
Как и в прошлое воскресение, Христос вдруг стал среди них и сказал: «Мир вам». Потом обратившись к Фоме, предложил ему ощупать Себя.
Фома в радости воскликнул: «Ты Господь и Бог мой». Надо полагать, что ощупали Его и остальные ученики чтобы не оставалось тени сомнения, что явившийся им есть действительно воскресший Исус Христос. Апостол Иоанн Богослов, в первом своем послании прямо говорит как бы от лица всех апостолов: «О том, что мы видели, что руки наши осязали, о Слове жизни» (Иоанн, 1:1).
Когда ученики Христа бесповоротно убедились в действительности Его воскресения, радость прошлого воскресного дня повторилась для них с удвоенной силой. Они уже второй раз воскресли душой. Теперь уже никто и ничто не могло разубедить их в том, в чем они убедились осязательно. Ни ангелы, ни люди, ни начала, ни власти, ни глубина, ни высота, ни настоящее, ни будущее, ни муки, ни смерть, и ничто другое не могло поколебать их веры в воскресшего Христа, разлучить их от любви воскресшего Бога и воскресившего их и все человечество.
Этот великий радостный день, как рай, прекрасный, как само небо, день воскресения Христа, ученики никогда не могли забыть, тем более, что Господь продолжал отмечать его Своим всеблагим промыслом о своей Церкви, или о христианстве. Так, Он в день воскресный дал откровение своему ученику Иоанну Богослову о будущих судьбах Церкви. Этот апостол в начале апокалипсиса пишет: «Я был в духе в день воскресный» (Откр., 1:10), и получил откровение от Бога, обо всем, что будет до окончания мира.
14. Разумеется, апостолы всегда помнили этот день, первый день недели, день спасительный для них, так резко и благодетельно отмеченный самим Богом, — помнили день воскресный, чтобы святить его. Шесть дней они работали и делали всякие дела свои. А день воскресный они посвящали на служение Господу Богу своему. Они не проводили его в лености и праздности и нечего неделании, а творили добрые дела, посвящали этот день делам милосердия и благотворения, молитве и богослужению. Так, апостол Павел в первом послании к коринфянам пишет: «При сборе же для святых поступайте так, как я установил в церквах Галатийских. В первый день недели каждый из вас пусть отлагает у себя и сберегает, сколько позволит ему состояние, чтобы не делать сборов, когда я приду» (1 Кор., 16:1–2).
Адвентист сказал: «Апостол Павел не пишет, что воскресный день следует праздновать. А о сборе, если и сказал, то так, чтобы делали это в домах, а не в церквах».
— Но, зато, он ясно дает понять, что это есть день, который надо посвящать благотворительности и, конечно, совершению других добрых дел. Аэто и есть праздничный день, день покоя, о котором самХристос сказал, чтов этот день надо творить добро, а не зло. (Лук., 6:9).
А почему сказал апостол, что на дела благотворения должно откладывать, кто сколько может, дома, а не в церкви, — это очень понятно. Ведь эти сборы шли не на местные нужды, а на бедных, живших в Иерусалиме.
Почему, спрашивается, апостол Павел установил, чтобы откладывали из своих средств на дела благотворения не в понедельник, и не в четверг, и не в субботу, а именно — в воскресение. Конечно, потому, что тогда суббота была последним рабочим днем недели, а воскресение — днем праздничным. Это станет очень понятным, если мы примем во внимание, что как теперь, так и в прежние и, разумеется, в апостольские времена, каждый человек обыкновенно распределяет свой заработок или доход не в начале, а в конце рабочей недели, на что и сколько истратить: сколько на покупку к празднику, сколько оставить про запас и сколько отложить на дела благотворения. Евреи это делают в пятницу, а христиане—в субботу. Делая распоряжение, чтобы христиане «по состоянию», то есть по подведении итога недельного прихода и расхода, — в воскресение отлагали бы на дела милосердия, апостол Павел дает ясно разуметь, что тогда рабочая неделя кончалась бы в субботу, а воскресение было бы днем благотворительности и других добрых дел, — значит — днем праздничным.
— Это — косвенное доказательство, что при апостолах праздновали воскресение, — возразил адвентисть. А вот вы укажите в Священном Писании, где прямо было бы сказано об этом. Только тогда вы будете правы.
— Извольте, — ответил я. — В деяниях апостольских читаем: «В первый день недели, когда ученики собрались для преломления хлеба [13], Павел, намереваясь отправиться на следующий день, беседовать с ними, и продолжил слово до полуночи» (Деян., 20:7)
Тут прямо сказано, что в первый день недели, или в воскресение, ученики, то есть христиане, собирались для преломления хлеба. Под преломлением хлеба разумеется причащение тела и крови Христовой, или литургия. А вы, вообще сектанты, под преломлением хлеба разумеете вкушение обыкновенного хлеба и вина, только для воспоминания о страданиях Христа и о спасении Им рода человеческого.
На это разногласие в данном случае не имеет никакого значения. Для нас важно то, что под преломлением хлеба разумеете и вы и мы: особое молитвенное собрание, иначе сказать, особое богослужение, священнодействие или литургию, обедню. Из памятников христианской древности, начинающихся почти с самых апостолов, видно, что тогда литургия, или, если угодно, собрание для преломления хлеба, сопровождалось (или совершалось) довольно длинными молитвами, чтением Священного Писания и проповедью.
Подобное совершалось и в разсматриваемом случае, когда ученики собрались с апостолом Павлом для преломления хлеба в первый день недели, или в воскресение. Если они совершали в этоть день священнодействие, или богослужение, преломление хлеба, то это значит, что они праздновали его.
Совершение богоугодных дел милосердия, богослужебные собрания в воскресный день, — да это же и есть празднование. В этом вся суть христианских праздников, а не в лености, лежании и бездельи.
Ни о чем так настойчиво не говорят святые апостолы, как о воскресении Христа. Это видно и из Деяний, и из Посланий апостольских. Апостол Павел о чудесах и об учении Исуса Христа не говорит почти ничего, но о воскресении Его он твердит почти в каждом послании, да еще по несколько раз. И говорит об этом, как о корне и фундаменте нашего спасения, возбуждая христиан постоянно помнить его, благоговейно почитать его и с любовью праздновать. Ибо без веры в воскресение Христа христианство и существовать не может. Так он и говорит: «А если Христос не воскрес, то проповедь наша ( христианской веры) тщетна; тщетна и вера ваша ( христианская)... вы еще во грехах ваших» (1 Кор., 15:14, 15).
«... Ибо если устами твоими будешь исповедовать Исуса Господом, и сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его из мертвых, то спасешься» (Рим., 10:9)
Как же можно не почитать празднованием такого величайшего события, как воскресение Христа, без чего не может существовать и сама христианская вера и не можеть быть спасение для людей. Это не то, что почивание Божие от дел Своих, в память чего было установлено празднование субботы. Без этого, даже без веры в шестидневное сотворение мира, христианство существовать может.
Многие держатся того учения, что мир творился в продолжении миллионов лет, и остаются христианами. Но без веры в воскресение Христово невозможно быть христианином.
Поэтому-то, все христиане, начиная от самих апостолов, празднуют воскресение. Его праздновали даже те христиане из евреев, которые праздновали субботу и соблюдали все прочие постановления Моисеева закона, о чем я уже говорил несколько раньше.

Заключение


Сделаем теперь заключение всему сказаному нами и вами.
В пользу празднования субботы и против празднования воскресения с вашей стороны было сказано, что от времен апостольских до Константина Великаго все христиане праздновали субботу. Но доказать этого вы не могли. Вы говорили, что царь Константин издал указ, предписывавший праздновать воскресение. Только тогда христиане стали праздновать этот день.
С нашей стороны было доказано, что и до того все христиане праздновали воскресение, и что сам указ обязан своим происхождением празднованию христианами этого дня. Он издан был как правительственный акт, для государственных учреждений, для внесения христианского еженедельного праздника в число государственных праздников.
Еще вы уверяли, что папа римский отменил празднование субботы и установил праздновать воскресение. Но не могли доказать даже и того, какой именно папа это сделал и когда.
Тогда вы сослались на Ветхий Завет, требующий ираздновать субботу. Но мы показали, что это не убедительно для нас, христиан, так как такие же постановления были и относительно прочих законов иудейских, как обрезание, жертвоприношение и прочее.
Из Нового Завета вы привели в пользу празднования субботы четыре свидетельства:
Первое: что «для народа Божия остается еще субботство» — Нами было доказано, что под народом Божиим здесь разумеется народ еврейский, для которого и после входа в землю обетованную, оставалось еще субботство — Христос, истинный покой, или суббота, в которую они должны войти, и в которую входим мы, верующие во Христа.
Второе ваше свидетельство в пользу субботы, это изречение Спасителя, чтобы ученики Его молились, дабы не случилось бегство их зимою или в субботу.
Нами было доказано, что этим Христос не запрещал спасаться бегством от смертельной опасности. А сказано это было потому, что в субботу ворота Иерусалима запирались, и никого не выпускали из города. И если бы время бегства из него случилось в субботу, то все находившиеся в нем, последователи Христа не могли бы уйти из него и неминуемо погибли бы.
Об остальных двух ваших доводах в пользу субботы не стоит даже и говорить. До того они слабы и ничтожны, и ничего не говорят в пользу празднования субботы в Новом Завете. Это — что мироносицы до воскресения Христова в субботу остались в покое. А другое, что закон Моисеев читается в еврейских синагогах каждую субботу. Еще вы приводили из пророка. Исаии, что на новой земле, из месяца в месяц и из субботы в субботу будет происходить поклонение Господу. Но нами было доказано, что это нельзя понимать буквально, и что вы сами не исполняете его, так как не празднуете новомесячий.
А это значить то, что люди будут постоянно обращаться к Богу с молитвою. Нами также было доказано, что вы, требуя от всех празднования субботы и угрожая в противном случае всеми апокалипсическими казнями, сами, однако, не исполняете всех повелений Божиих о субботе: Вы не убиваете людей, работающих в субботу, преступая таким образом заповедь самого Бога, требующего убивать, нарушающих субботы. Значит вы сами не верите тому, что проповедуете, не исполняете того, чему учите.
Воть все, что приведено вами в пользу празднования субботы и против празднования воскресения, и на что и указывается в ваших адвентистских сочинениях по этим вопросам.
С нашей же стороны против празднования христианами субботы указано, что:
1) Еще в Ветхом Завете Господь Бог терпеть не мог субботы, если в них творились злые дела, из чего явствует, что суббота не такой уже священный и спасительный предметь, каким представляете его вы, уверяя, что все христианство погибнет, если не станет праздновать этот, в известных Богу случаях, нестерпимый Богу, день.
2) Ученики Спасителя нарушали субботу, срывая колосья и растирая их руками; Христос оправдал их.
3) Он сказал, что не человек ддя субботы, а суббота для человека, чем явно разрешил каждому нарушать ее по своему усмотрению.
4) О Себе же Самом Он прямо заявил, что «Сын человеческий (Христос) есть господин и над субботой», а потому может поступать с нею, как Ему угодно, как мы поступаем с тем, над чем мы являемся хозяевами.
5) Как полноправный Господин или Хозяин над субботой, Исус Христос действительно отменил ее, приказав исцеленному Им расслабленному носить по городу ношу в виде постели, что очень строго было воспрещено самим Богом в Ветхом Завете.
6) Святой апостол Павел признал субботу тенью, то есть пустым местом, предметом несоответствующим, ни на что негодным и безполезным.
7) Седьмой день недели, суббота, день покоя Божия, перестал быть таковым после того, как Он в этот день душой сходил во ад и освобождал из его темниц души умерших и потом водворил их в раю.
8) Для последователей Христа, когда Он лежал в гробу, суббота была днем печали и скорби, днем ужаса и отчаяния, днем слез и рыданий, днем не покоя, а крайнего беспокойства и нестерпимых душевных страданий.
9) Для врагов же Христовых, суббота эта была днем неизрекаемого наслаждения, днем бешеной радости и умопомрачительного ликования и торжества, что убили Христа, предали Его самой позорной смерти, распяли на кресте и притом между двумя самыми негодными и вредными людьми, между разбойниками, как будто Он был их атаманом.
10) После всего этого суббота стала символом торжества лжи над правдой, зла над добром, символом победы смерти над жизнью, ада над раем, символом издевательства над Богом Его врагов.
Вот почему мы, христиане, НЕ ДОЛЖНЫ ПРАЗДНОВАТЬ И НЕ ПРАЗДНУЕМ СУББОТУ или седьмого дня недели.
А первый день недели или воскресение мы празднуем и должны праздновать воть почему:
1)В этот день воскрес Господь наш Исус Христос. И воскресением Своим даровал жизнь миру и спас род человеческий. Почему день сей называется воскресением.
2) В это воскресение Христос явился мироносицам, одиннадцати ученикам и другим Своим последователям, и они убедились в действительности Его воскресения из мертвых.
3) В воскресение Христос уполномочил Своих учеников на проповедь евангелия всему миру, сказав: «Как послал Меня Отец, так и я посылаю вас».
4) В воскресение Господь даровал Своим ученикам Духа Святого, и власть вязать и решать грехи людей как написано: «дунул, и сказал: приимите Духа Святаго. кому простите грехи простятся, а на ком оставите, на том останутся» (Иоанн, 20:23).
5) Убедившись в действительности воскресения Христова, и получив Духа Святого, власть вязать и решать грехи, и полномочие на проповедь Евангелия, ученики в этот день в воскресение, исполнились неизглаголанной радости и веселия. И радости этой никто уже не мог отнять у них, как предсказал Спаситель. Суботнее рыдание превратилось в воскресное ликование.
6) Христос предсказал еще, что в тоть день, в день воскресный, ученики Его будут просить у Бога во имя Его. И о чем ни попросять, Бог услышит их и исполнить их просьбу, из чего ясно, что воскресение должно посвящать молитве, такь как в этот день молитва особенно доходна Богу.
7) У врагов же Христовых в это воскресение была необыкновенная тревога и безпокойство, их объяла неописуемая печаль и тоска, когда они узнали от воинов, что Христос воскрес. Их субботнее веселие обратилось в сетование, радость — в рыдание, торжество — в стыд.
8) Воскресение стало после этого днем торжества правды над ложью, добра — над злом, днем победы света над тьмой, жизни — над смертью, Бога — над диаволом и другими врагами Его. Этот день явился действительно днем покоя Божия от всех дел Его, совершенных для спасения человечества новозаветной субботой, заменившей ветхозаветную, в которую Господь трудился, освобождая души людей из адских темниц.
9)Поэтому Господь и продолжал отмечать воскресный день особыми проявлениями Своего промысла. В следующее же воскресение Он опять явился ученикам Своим и осязательно уверил Фому и всех учеников, что Он действительно воскрес из мертвых. В этот день и Фома и остальные ученики убежденно признали Его своим Господом Богом.
10) В день воскресный Бог дал откровение Своему возлюбленному ученику, Иоанну Богослову, о будущих судьбах церкви и всего мира.
11) Ученики Христовы поэтому помнили день воскресный, и посвящали его на служение Богу, на дела милосердия и благотворения, откладывая из своих средств каждый по своему состоянию на бедных, даже живущих далеко от них.
12) Они, конечно, посвящали воскресение и молитве, общественнымиь собраниям для преломления хлеба, или для богослужения.
13) Апостолы ни о чем так настойчиво не проповедывали, как о воскресении Христа. А Павел прямо говорит, что без веры в воскресение Христа и вера христианская существовать не может, почему, разумеется, верующие во Христа должны помнить и торжествовать празднованием этого величайшего и спасительного события.
14) Поэтому-то все христиане, начиная с самых апостолов и до наших дней, празднуют воскресение, а не другой какой день.
15) Воскресение, первый день недели, сделался днем, в который Бог успокоился действительно от всех дел Своих, какие Он сотворил. В продолжение шести дней Он творил видимый мир, а в седьмой день, в субботу, творил спасение рода человеческого, изводя из ада души людей, заключенных в нем. И только в восьмой день (он же и первый) Бог почил от всех дел своих, воскрес из мертвых. Даровал Он в этот день покой умершим и живым. Воскресение, первый день (он же и восьмой), стал днем действительного покоя Бога и людей — новозаветной субботой.
16) Воскресение Христово есть залог будущего воскресения всех умерших: Если Христос воскрес, то воскреснут и все умершие. Празднуя воскресение Христово, мы укрепляем веру и в будущее всеобщее воскресение, после которого наступит вечный воскресный день, вечное веселие, вечный праздник, вечный покой, вечная суббота, прообразом которой является теперешняя новозаветная суббота — воскресение, узаконенное самым воскресением Исуса Христа, взамен ветхозаветной субботы, Им отмененной.
Вот почему мы, современные христиане, празднуем воскресение не только еженедельно, но и с особенной торжественостью, ежегодно, в самый день Христова воскресения на святую Пасху, приветствуя друг друга с лобзанием; «Христос воскресе», «Воистину воскресе».
Да воскреснеть Богь и разбегутся враги Его, и враги Светлого Христова воскресения, и поклонники мрачной ветхозаветной субботы, стоившей столько ужасных страданий Его ученикам.
Из всего вышеизложенного ясно, что на нашей стороне, на стороне празднующих не субботу, а воскресение, находится весь христианский современный мир, все христиане, жившие от дней апостольских до нашего времени; на нашей стороне все святые угодники Божии: мученики, священномученики, святители, преподобные и прочее. На нашей стороне находятся святые апостолы во главе с апостолом Павлом, признавшим субботу тенью, вещью несуществующей для христиан; на нашей стороне Сам Господь Исус Христос, нарушивший субботу. и повелевший нарушать ее, и таким образом, отменивший ее, как ее полноправный Господин.
Кто же находится на стороне наших противников, адвентистов, празднующих не воскресение, а субботу?
А вот кто: весь современный еврейский мир, — караимы и талмудисты; все евреи жившие от времен Христа до наших дней; и еще какая-нибудь ничтожная кучка еретиков; на их стороне все враги Христовы, гнавшие Его за нарушение им субботы, и во главе их сам диавол, наущавший их на это злое дело, и наконец добившийся — таки, что Его действительно убили посредством распятия на кресте.
Дорогие читатели! А вы с кем хотите находиться после смерти, после страшного суда, в жизни будущего века, в жизни вечной, безконечной.
 Подумайте об этом и ответьте по совести себе и другим.

[1] Духом Святым через апостольских преемников.
[2] Эти еретики называются адвентистами от латинского adventus, что по-русски значит: ожидаю, потому что они ожидают пришествия Христа для устройства им тысячелетнего земного царствования.
[3] Не привожу выписок из этих апологий о праздновании древними христианами воскресного дня по той причине, что не имею их под руками. Прим. автора.
[4]... Всего через четыре года после издания царем Константином указа о праздновании воскресного дня собрался в 325 г. первый вселенский собор, на котором участвовали ревностнейшие христиане, величайшие светила христианства, святые угодники Божии, каковы: Никола чудотворец, святитель Спиридоний тримифийский и прочие, всего триста восемнадцать. И что же? Ни весь собор и никто из его членов в отдельности не заявили ни малейшего протеста против вопиющего беззакония, какое вы приписываете указу Константина, как установление воскресения и отмена субботы, которую до того будто бы праздновали все христиане. Мы разве лучше святых отцов первого вселенского собора и всех древних христиан, которые так легко отнеслись к установлению празднования воскресения вместо субботы?! Нам остается и в этом случае только подражать им!
[5] Учитель церкви, Евсевий Памфил, живший в начале 4 века, в книге своей о жизни блаж. царя Константина пишет: « Что касается до дня воскресного, иногда называвшегося днем света и солнца, то к ревностному хранению его он располагал и всех своих воинов... чтобы они бодрствовали в Божией Церкви...» ( Евсевий Памфил, Изд. Дух. акад. СПБ. 1849).
[6] Для ясности при чтении полезно подчеркнутое: «в покой» пропускать, а читать только поставленное в скобках: ( в субботу мою), как и здесь, так и далее.
[7]...Адвентист сказал: Что при апостолах праздновали субботу, это ясно вот из чего. апостол Павел по субботам проповедовал Исуса Христа. Об этом читаем в « Деяниях апостольских»: « Павел, по своему обыкновению, вошел к ним и три субботы говорил с ними из Писаний» (Деян., 17:2), «Во всякую же субботу он говорил в синагоге и убеждал иудеев и эллинов» (Деян., 18:4), «При выходе (из синагоги иудейской) язычники просили их говорить о том же в следующую субботу. В следующую субботу почти весь город собрался слушать слово Божие» (Деян., 13:42).
— Удивляюсь и не понимаю, для чего вы прочитали это, — сказал я.— Ведь апостол Павел по субботам ходил проповедовать Христа в синагоги иудейские, убеждать иудеев, что «Исус есть Христос» (Деян., 17:1–3). Из этого ясно только то, что тогда не христиане, а иудеи, противники христианства, праздновали субботу. Павел же только пользовался случаем для обращения в христианство иудеев и эллинов, или язычников. А христианам апостол Павел проповедовал не в субботу, а в первый день недели: «В первый же день недели, когда ученики собрались для преломления хлеба, Павел, намереваясь отправиться в следующий день, беседовал с ними и продолжил слово до полуночи»(Деян., 20:7), из чего следует, что тогдашние христиане праздновали именно этот день: воскресение, а не субботу.
[8] Адвентисты не стыдятся даже писать в своих книжках такую нелепость. Слова адвентиста взяты буквально из сочинения: «Библ. чтения о наст. истор.» (прим. автора).
[9] Т. е. удаляли от себя Христа.
[10] Апостол Павел в «Послании к Галатам» пишет: «Человек оправдывается не делами закона, а только верою и Исуса Христа, и мы уверовали во Исуса Христа, чтобы оправдаться верою во Христа, а не делами закона; ибо делами закона не оправдается никакая плоть... Законом я умер для закона, чтобы жить для Бога... А если законом оправдание, то Христос напрасно умер» (Гал., 2:16–19, 21). «Итак верующие(во Христа) благословляются с верным Авраамом, а все, утверждающиеся на делах закона, находятся под клятвою. Ибо написано: проклят всяк, кто не исполняет постоянно всего, что написано в книге закона. А что законом никто не оправдывается пред Богом, это ясно, потому что праведный верою жив будет. А закон не по вере; но кто исполняет его, тот жив будет им. Христос искупил нас от клятвы закона, сделавшись за нас клятвою — ибо написано: проклят всяк, висящий на древе, — дабы благословение Авраамово через Христа Исуса распространилось на язычников, чтобы нам получить обещанного Духа верою. Для чего же закон? — спрашивает апостол Павел — Он дан после(обетования Аврааму) по причине преступлений, до времени пришествия семени (Христа), к которому [относится] обетование, и преподан через Ангелов, рукою посредника... А до пришествия веры (во Христа) мы заключены были под стражею закона, до того [времени], как надлежало открыться вере. Итак закон был для нас детоводителем ко Христу, дабы нам оправдаться верою; по пришествии же веры (христианской), мы уже не под [руководством] детоводителя (закона). Ибо все вы сыны Божии по вере во Христа Исуса...»(Гал., 3:9–26). «Вы, оправдывающие себя законом, в том числе и заповедью о субботе, остались без Христа, отпали от благодати... Если же вы духом водитесь, то вы не под законом» (Гал., 5:4, 18).
[11] Адвентисты соблюдают субботу более строго, более фанатично, чем евреи времен Христа, не говоря уже о современных. Адвентисты не едят хлеба спеченного в субботу. Они говорят: если человек болеет, мы должны помогать ему и в субботу. Но если кто во время работы в субботу повредит себе что-нибудь, мы не окажем ему никакой помощи.
Это значит, что если, например, кого-нибудь во время работы в субботу, придавит бревном или возом, то адвентист, который при этом случится, пальцем не пошевелит, чтобы избавить его от мук и смерти, освободить из под давящей тяжести, а лишь будет любоваться на ужасные страдания человека. Они и во Христа веруют потому только, что думают, что Он никогда не нарушал субботы. А если бы убедились, что Он нарушал ее, то перестали бы веровать в Него и почитать Его. Суббота для них превыше всего. И действительно, они называют сами себя адвентистами седьмого дня, показывая этим, что они существуют главным образом для субботы и что, как видно, суббота заменяет им Бога.
[12] Месяцы у евреев в Ветхом Завете считались не по солнцу, а по луне: от рождения луны до рождения.
[13] Почему апостол Лука назвал таинство причащения преломлением хлеба, это очень понятно. Если бы он назвал его причащением тела и крови Христовой, то язычники, которым книга Деяний могла попасться, заподозрили бы христиан в людоедстве. Впоследствии так и получилось, что язычники обвиняли христиан в людоедстве — одни по невежеству, а другие — со злым намерением. В евангелии тот же Лука назвал это преломление хлеба телом и кровью Христовою (Лук., 22:19). Почему? Потому что и сказано Спасителем: взял хлеб, Христос преломил и сказал: это Мое тело. Налив вина, сказал: это Моя кровь. Конечно, подозревать тут христиан в чем-либо довольно глупо. В Деяниях же неудобно было объяснять, что именно разумеется под телом и кровью Христовою. Такое объяснение навлекло бы еще большее подозрение, что тут что-то хотят скрыть. Вот почему Лука назвал причащение преломлением хлеба. Выражение «преломление хлеба» есть своего рода дипломатический прием. Под ним христиане разумели одно, а язычники — другое: христиане разумели причащение тела и крови Христовой, а язычники — обычное ломление хлеба. Повторять же и теперь выражение: преломление хлеба, и разуметь под ним ломание простого хлеба, значить подражать невежеству язычников.